молитвенник, сборник молитв, молитвы на каждый день, молитвы против недугов, это должен знать каждый, православная литература, архив mp3, редкие молитвы, православные посты, просьбы о помощи, vjkbndtyybr, ghfdjckfdbt, православие

» » Об отношении к животным

Н. Е. Пестов
ЖИВОТНЫЙ МИР



 

Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных и привел к человеку.

Быт. 2,19.



      Особое место в природе занимает животный мир. Животные, по Св. Писанию, имеют, как и человек, душу, но, конечно, отличную от души человека (Быт. 1, 30).
      И о животных также заботится Бог: "Не пять ли- малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога" (Лк. 12, 6), - говорил Господь.
      В животных вложена своя доля разума. А у высших животных, как, например, у собаки, имеются и такие свойства души, как самоотверженная любовь и такая преданность человеку, которая не останавливается перед тем, чтобы отдать жизнь за человека.
      Животные были созданы как близкие друзья человека. В раю Господь "привел к человеку (всех животных), чтобы видеть, как он назовет их" (Быт. 2, 19). Человек поставлен был "владыкою" (Быт. 1, 26) над животными, но владыкою добрым, который не истреблял их и не употреблял в пищу (Быт. 1, 29).
      Также не было тогда на земле и взаимного истребления животных, и пищей их была лишь "зелень травная" (Быт. 1, 30). У человека и животных тогда был общий язык и полнота взаимного понимания.
      Эта способность понимать язык животных в редких случаях сохранилась и у позднейшего человечества.
      В одном из американских журналов описывался мальчик, который обладал способностью постигать мысли животных. Интересно, что с возрастом эта способность понимать животных у мальчика ослабла, а к 11-12 годам совсем пропала. Очевидно, что она имелась у него только при наличии чистоты детской души.
      Трагедия человека - грехопадение и смерть - не могла не отразиться и на подчиненном ему животном царстве. Началось и употребление в пищу одних животных другими, чего не было до грехопадения (Быт. 1, 30 и 9, 3).
      Как пишет ап. Павел: "Тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне" (Рим. 8, 19-22).
      Как говорит архиепископ Иоанн, "стенание твари есть одна только боль от потери надежды на человека и веры в него (т. е. доверия к человеку), потеря своего пути к Богу через него".
      Итак, мы виноваты в растлении твари. Вместе с тем, следует заметить, что наше падение несравнимо глубже падения твари. У твари нет взаимной злобы и ненависти: убийство или воровство там существуют лишь для удовлетворения голода и поддержания своей жизни. И о животных также заботится Бог: "Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога", - говорил Господь (Лк. 12, 6).
      И напрасно М. Горький говорит, что "человек - это звучит гордо". В состоянии падения и греха человек ниже животного, и в этом может удостовериться всякий.
      Вот мы видим картину, как бьет человек лошадь, не могущую сдвинуть с места перегруженный воз. Послушная кроткая лошадь выбивается из сил, но не может выполнить приказания. А владыка ее - человек - с дикой злобой и скверной руганью бьет ее беспощадно по голове и глазам. Отвратительная сцена, которой нечем гордиться человеку.
      Я помню также другую сцену. На берег реки пришли купаться молодые люди 14-15 лет с собакой - умным, кротким животным. Юноши стали издеваться над собакой, заставляя ее проделывать разные штуки, дергали за хвост, обманывали посулами пищи и т.д. Все это они делали крайне непристойно, с криками и сквернословием, и нельзя было без горечи смотреть на них.
      Собака же держалась кротко, была абсолютно послушна всем приказаниям юношей и смотрела на них ясными, доверчивыми, преданными глазами. Здесь также была картина позора человека и сохранения достоинства твари.
      По закону связи животного мира с человеком, с искуплением и обновлением последнего должно наступить и освобождение твари.
      Ап. Павел пишет, что тварь пребывает в "надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих" (Рим. 8, 20-21).
      На примере святых мы видим новые взаимоотношения с тварью. В их лице человек вновь становится другом твари и изливает на нее свою любовь.
      "У милующего, - пишет преп. Исаак Сирин, - горит сердце о всем творении - о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари... он ежечасно со слезами приносит о них молитву, чтобы сохранились и очистились, а также и об естестве пресмыкающихся молится с великою жалостью, какая без меры возбуждается в сердце его по уподоблении в сем Богу.
      Приближается ли смиренный к хищным зверям, и, едва только обратит взор свой на них, укрощается свирепость их; они подходят к нему, как к своему владыке, поникают своими главами, лижут руки и ноги его, потому что ощутили от него то благоухание, которое исходило от Адама до его преступления, когда звери собраны были к Адаму и нарекал он их имена в раю.
      Это отнято было у нас; но обновил и даровал нам это опять пришествием Своим Иисус. Этим и помазано благоухание человеческого рода".
      С любовью относился ко всему живому старец Силуан. Он пишет: "Дух Божий учит душу любить все живое. Один раз без нужды я убил муху, и она, бедная, ползала по земле больная, с выпавшими внутренностями, и трое суток я плакал за свою жестокость к твари и до сих пор все помню этот случай.
      Как-то у меня в магазине (старец был на послушании эконома) завелись летучие мыши, и я облил их кипятком и снова пролил много слез из-за этого - и с тех пор никогда не обижал я тварь".
      О египетских старцах-пустынниках рассказывается, что они осторожно обходили встретившееся им на дороге насекомое, чтобы не раздавить его.
      Про авву Феофана Египетского есть такой рассказ: "Выходя по ночам в пустыню, он был окружен толпами зверей. Черпая воду из своего колодца, он поил их. Очевидным свидетельством тому было то, что вокруг его келий виднелось много следов буйволов, антилоп и диких ослов".
      Преп. Сергий и преп. Серафим кормили хлебом своих друзей - медведей. Особенно поучительной является история льва преп. Герасима (память 4 марта ст. ст.).
      Преп. Герасим, сжалившись над диким львом, вынул из его лапы занозу, промыл и завязал ее. Лев с тех пор не отходил от преподобного, слушал его во всем и питался только растительной пищей. Когда преподобный умер, лев не мог более жить и от скорби умер на могиле преподобного.
      Так выполняли святые и праведники повеление Господа: "проповедуйте Евангелие всей твари" (Мк. 16, 15). Они вели эту проповедь своим милостивым отношением к живой твари. Они несли "благую весть" животным своею любовью к ним и этим восстанавливали ту дружбу, которая была у них с человеком до грехопадения. Под влиянием обновленного человеческого духа обновлялся и дух животных. Они теряли свою свирепость, делались послушными человеку и переставали наносить вред другим животным.
      Царства Божия святые достигали еще на земле. Поэтому и животный мир около них становился таким, каким он будет в Небесном Царствии.
      Тогда, по словам пророка Исаии, "волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок и молодой лев и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их.
      И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому. И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи" (Ис. 11, 6-8). Что именно таким будет некогда животный мир, "говорит следующая картина из жизни преп. Павла Обнорского.
      Когда преп. Сергий Нуромский пришел посетить последнего в его пустыне, то увидал картину, что "стая птиц вилась около чудного подвижника; мелкие пташки сидели на голове и на плечах старца, и он кормил их из рук. Тут же стоял медведь, ожидая себе пищи от пустынника; лисицы, зайцы и другие звери бегали вокруг, не враждуя между собою и не боясь медведя.
      Это было отображение жизни невинного Адама в Эдеме, владычество человека над тварью, которая вместе с нами стенает от нашего грехопадения и ожидает освобождения в свободу славы чад Божиих".
      Животные препоручены нам Богом как наши друзья и наши слуги. Вместе с тем, мы их старые должники. И они ждут от нас избавления, ждут проповеди любви. Ее оказывать мы им должны по заповеди Христа.
      Не будем же пренебрегать и этой заповедью Господа - этим мы приобретем верных нам и любящих друзей, которых, кто знает, может быть, мы встретим потом и в том мире?
      Любовь льва к преподобному была сильнее желания жить. Такая любовь не достойна ли Божия Царствия? Можно думать, не напрасно икону преп. Герасима рисуют вместе с его львом.
      В заключение следует, однако, сделать и предупреждение. У иных людей тварь - животное (преимущественно собаки и кошки) - становится кумиром, вытесняет из их сердца все то, что должно преимущественно занимать сердце христианина. Вот это так описывает старец Силуан: "Есть люди, которые привязываются к животным, и гладят их, и ласкают, и разговаривают с ними, и оставили они любовь Божию.
      Душа, познавшая Господа, всегда в любви и страхе предстоит Ему, - и как возможно при этом любить, и гладить, и говорить со скотом, с кошками, собаками? Неразумно так делать.
      Животному и скотине дай пищу и не бей их, в этом милость к ним человека. К животным не должно иметь пристрастия, но должно только иметь сердце, милующее всякую тварь.
      Звери, скотина и всякое животное есть земля, а мы не должны привязываться к земле, но "всем сердцем, всею душою, всем разумением" (Мф. 22, 37) любить Господа, Его Пречистую Матерь, нашу Заступницу, святых, благоговеть перед ними".



     Примечания 

      1. Здесь следует упомянуть о некоторых и довольно редких исключениях. Как человек, так и животные бывают бесноватыми. Из Евангелия мы знаем о бесах в стаде свиней. Бесноватых животных можно узнать по их злобе и ярости; подобная бесноватость наблюдается у быков, баранов, лошадей, дельфинов и др. животных.



ПРП. СИЛУАН АФОНСКИЙ ОБ ОТНОШЕНИИ К ЖИВОТНЫМ



      Блаженный Старец был для нас великим даром свыше и исключительным явлением. Это был поражавший нас своим совершенством образ подлинного христианина; мы наблюдали в нем удивительно гармоническое сочетание, казалось бы, несовместимых крайностей. Так, с одной стороны, мы видели его необычное для подобных ему мужественных людей сострадание всему живому, всякой твари, доходившее до тех пределов, когда естественной становится мысль о патологической чувствительности, и, вместе, тут же встречались с другой стороной его жизни, показывавшей, что первое было не патологическим явлением, а подлинно вышеестественным величием и милосердием по благодати.
      Старец бережно относился даже к растениям; даже по отношению к ним всякую грубость, наносившую им вред, он считал противною учению благодати. Помню, однажды мы шли с ним по тропинке, ведущей от Монастыря на калибу [1], где я провел один год. Калиба эта стоит от Монастыря в расстоянии одного километра. Старец шел посмотреть на мое жилище. В руках у нас были палки, обычные для горных мест. По обеим сторонам тропинки росли отдельные редкие кустики высокой дикой травы. С мыслью не допустить зарастание тропинки этой травой я ударил палкой по одному стволику около верхушки так, чтобы, надломив стволик, воспрепятствовать созреванию семян. Это движение Старцу показалось грубым, и он недоуменно слегка покачал головой. Я понял, что это значило, и мне стало стыдно.
      Старец говорил, что Дух Божий учит жалеть всю тварь, так что "без нужды" и листа на дереве не хочется повредить.
      "Листок на дереве зеленый, и ты его сорвал без нужды. Хотя это и не грех, но почему-то жалко и листок, жалко всю тварь сердцу, которое научилось любить".
      Но это жаление зеленого листа на дереве или полевого цветка под ногой совмещалось в нем с самым реальным отношением ко всякой вещи в мире. Он по-христиански сознавал, что вся тварь создана для служения человеку, и потому, когда "нужно", человек может пользоваться всем. Сам он косил сено, рубил лес, заготавливал себе дрова на зиму, ел рыбу [2].
      В писаниях Старца обратите внимание на его мысли и чувства по отношению к животным. Здесь, действительно, было поразительным, с одной стороны, его жаление всякой твари, о котором можно составить себе представление по его рассказу о том, как он долго оплакивал свою "жестокость к твари", когда "без нужды" убил муху или когда кипятком облил летучую мышь, поселившуюся на балконе его магазина, или о том, как "стало ему жалко всю тварь и всякое творение страдающее", когда он увидел на дороге убитую и изрезанную на куски змею, и, с другой стороны, - его отрыв от всякой твари в горячем устремлении к Богу.
      О животных, о зверях он мыслил, что они суть "земля", к которой не должен прилепляться ум человека, ибо Бога должно любить всем умом, всем сердцем, всею крепостью, т.е. всею полнотою, забывая землю.
      Часто наблюдаемую привязанность людей к животным, доходящую иногда даже до "дружбы" с ними, Старец. считал извращением установленного Богом порядка и противною нормальному состоянию человека (Быт. 2, 20). Гладить кошку, приговаривая "киска, киска", или играть и разговаривать с собакой, оставляя мысль о Боге, или в заботе о животных забывать страдание ближнего, или вступать из-за них в спор с людьми - все это для Старца было нарушением заповедей Божиих, верное хранение которых совершенным творит человека. Во всем Новом Завете мы не находим ни единого места, которое говорило бы о том, что Господь остановил внимание Свое на животных, а ведь Он, конечно, любил всю тварь. Достижение этого совершенного человечества по образу Человека-Христа есть задание нам, соответствующее нашей природе, созданной по образу Божию, и поэтому душевную привязанность и пристрастие к животным Старец считал снижением человеческого образа бытия. Он пишет об этом так: "Некоторые привязываются к животным, но этим они оскорбляют Творца, ибо человек призван вечно жить с Господом, царствовать с Ним и любить Единого Бога. К животным не должно иметь пристрастия, но должно только иметь сердце, милующее всякую тварь".
      Он говорил, что все создано для служения человеку, и потому, когда есть необходимость, всем можно пользоваться в творении; но на человеке, вместе с тем, лежит долг заботиться о всем творении, и потому всякий вред, без нужды нанесенный животному или даже растению, противоречит закону благодати. Но и всякое пристрастие к животным также противно заповеди Божией, потому что умаляет любовь к Богу и ближнему.
      Кто воистину любит человека и в своих молитвах плачет за весь мир, тот не может привязаться к животным.



     Примечания 

      1. Калибою на Афоне называется отдельный домик для пустынника. 
      2. Общежительные монахи или пустынники на Афоне мяса вообще не едят по слову Апостола: "Если пища соблазняет брата моего, не стану есть мяса во век" (1 Кор. 8, 13). 


Архимандрит Амвросий (Юрасов)
"БЛАЖЕН, КТО МИЛУЕТ СКОТЫ"
(ПРИТЧ. 12,10)



      Моя сестра Мария купила себе корову. Корова дойная, но с характером. Когда ее стали доить, она неудобно встала. Сестра ее слегка стукнула по ноге и сказала: "Ну-ка, поставь ногу как положено". Корова обиделась и не дала молока. Сестра выгнала ее во двор. В это время шла другая сестра и увидела: корова стоит и плачет. Слезы прямо капают. Подходит корова к этой сестре, сказать-то ничего не может, но видно сразу - жалуется. Сестра эта в дом вошла и говорит: "Мария, корова-то плачет". - "Да вот, я ей немножко грубовато сказала да по ноге ударила. Она мне молока после этого не дала". Ну, что делать-то, надо примириться как-то с коровой, помиловать ее. Взяли отрезали хлеба, посыпали солью; вышли, дали ей, погладили. Корова-то и успокоилась, стала после этого молоко давать. И такое в жизни бывает.
      А вот еще случай. Одна девушка пошла на озеро за водой. За ней щенок увязался. Дело было поздней осенью, озеро тоненьким льдом покрылось, и снежком его припорошило. Собачка побежала по снежку да и провалилась. Хочет вылезти, а лед обламывается. Девушка говорит: "Я хотела коромыслом ее достать, а она испугалась да от меня дальше отплыла. Мне пришлось в холодную воду броситься, чтобы поймать ее и вытащить. Вытащила - а она с такой радостью ко мне кидается! Бегает вокруг, трясется, лает от радости, прыгает: радуется, что спасла ее. На другой день снится мне сон. Вижу этого же щенка. Он подходит ко мне и человеческим голосом говорит: "Матронушка! Я за тебя Богу молюсь!" Это Господь вразумил ее, чтобы она миловала животных.
      А ведь сколько людей, которые бьют коров, лошадей; знаете, как в колхозах их мучают. Тут как-то один человек поехал в колхоз за сеном. Запрягли ему лошадь, нагрузили, он и поехал. Поехал, а лошадь вдруг встала -и ни с места. Он и тянул ее, и толкал, и уговаривал, а она и ухом не ведет. Рядом оказался колхозник, он и говорит ему: "Что ж ты, милый мой? У нас лошади колхозные, они не привыкли к городской культуре". И как пустил десятиэтажным матом! Лошадь услышала знакомые слова, "свой звук" - и пошла.
      И у нас не только лошади живут на таком "горючем". Народ привык к этому. По-хорошему не понимают, работать не хотят, а как бригадир запустит матом, все рабочие сразу просыпаются и начинают работать. Вот до какой низости мы пали, вот какие мы испорченные. И эта наша греховность отражается на всем живом, на каждой скотине, из-за нас бессловесные твари страдают...
      Грех человека вошел в природу, и вся земля страдает. Животный и растительный мир живет с болезнями, со смертями, постоянно случаются наводнения, землетрясения, смерчи, бури...



ДОМАШНИЕ ЖИВОТНЫЕ И ЧЕЛОВЕК
Из книги "Кошка в вашем доме"



      Теснейшая связь с хозяином, который ухаживает за кошкой и заботится о ней, объясняется тем, что животное переносит на него инстинкт семейных отношений "мать - детеныш".
      Часто кошка следует по пятам за человеком, к которому привязана. Иногда достаточно намека на то, что человек собирается сесть, и кошка уже прыгает на руки, чтобы уютно устроиться.
      Любому владельцу хорошо известна следующая ситуация: кошка запрыгивает и аккуратно устраивается у вас на коленях. Вскоре она начинает надавливать на ваши ноги попеременно то одной, то другой лапой, ее жесты напоминают движения рук хозяйки, когда она месит тесто. Что все это значит?
      Найти ответ на этот вопрос можно, понаблюдав, как котята сосут молоко матери. Вы увидите те же самые движения: своими крохотными лапками котята надавливают на живот матери. (эти движения стимулируют поступление молока к соскам).
      Спокойная, расслабленная поза хозяина как бы говорит кошке: "Я твоя мама, я жду, я готова кормить тебя", и взрослая кошка, устроившись на ваших коленях, "впадает в детство".
      Для кошки хозяева, конечно же, родители, ведь они, действительно, дают ей молоко (в блюдечке) и другую пищу.

* * *



      Почему некоторые кошки подпрыгивают на задних лапах, приветствуя своих хозяев? Одна из трудностей в кошачьем стремлении приспособиться к людям заключается в том, что мы слишком высоки для них. Даже наши голоса звучат для них с "заоблачных высот". Естественно, им трудно приветствовать таких великанов обычным способом - потереться головой об голову. (Приветствие головами преследует определенную цель - обмен запахами.) Им приходится тереться о наши ноги или о протянутую вниз руку. Но инстинктивно в момент приветствия они пытаются приблизиться к вашей голове и для этого подпрыгивают на выпрямленных задних ногах.
      Ключ к разгадке подобных действий дают наблюдения за тем, как котята приветствуют кошку-мать, когда она возвращается в их укромный уголок. Если их ножки уже достаточно окрепли для прыжков, они производят, в меру своих возможностей, те же действия, о которых говорилось выше, пытаясь головками достать голову матери.
     

* * *



      Почему кошке нравится, когда ее гладят? Когда человек гладит кошку, она испытывает приблизительно те же ощущения, которые переживают котята, когда в период младенчества мать постоянно вылизывает их. Для котенка мать - это тот, кто кормит, заботится и защищает, а так как люди продолжают делать все это для своих домашних воспитанников и тогда, когда их детство уже позади, домашние кошки, как мы уже говорили, навсегда остаются "детьми".



О кошках и собаках



      Некоторые владельцы считают, что кошка не терпит рядом с собой никакое другое домашнее животное, и прежде всего собаку. И обычно подтверждают свои слова всякого рода ужасающими примерами.
      Противоположные примеры, однако, встречаются гораздо чаще. Число кошек и собак, мирно живущих под одной крышей, чрезвычайно велико. Что здесь не противоречит истине, так это то, что собака, как более общественное существо, дружелюбнее и восприимчивее кошки. Поскольку живущая в доме человека собака считает себя членом "смешанной стаи" (ее члены - собака и люди), то в такой стае всегда найдется место и для кошки. Многие собаки явно любят кошек: им нравится, если кошка возится на лежанке, предпочитает вместе играть и вместе питаться. В глазах такой собаки кошка занимает определенную ступеньку в иерархии смешанной домашней стаи и, как всякий член стаи, нуждается в защите и охране.
      Строго говоря, природой отношения между двумя видами животных не предусмотрены, у них различное жизненное пространство и различные способы добывания пищи. Только одомашнивание сделало возможным их, так сказать, совместное проживание. От человека в первую очередь зависит, насколько сложатся взаимоотношения между четвероногими квартирантами.
      Врожденной вражды между кошкой и собакой нет. Но модели поведения обоих видов животных почти полностью противоположны. Непонимание происходит из-за разных способов выражения своих чувств. В то время как собака, например, при дружеском приветствии неистово машет хвостом, биение хвоста у кошки означает крайне агрессивное настроение. Кошка держится чаще спокойно, выжидая, наблюдая на расстоянии, в то время как собака в поисках прямого контакта буквально опрокидывает кошку. При этом резко нарушается граница дозволенного кошачьим этикетом и в большинстве случаев даже критическая дистанция для кошки, и ей остается, собственно, только нападение. Если она еще имеет возможность бежать; то, естественно, провоцирует собаку на преследование.
      Если у кошки мурлыканье означает удовлетворение, ворчание собаки означает угрозу. Мирно поднимая лапу, предлагая игру, собака пугает кошку, и та обороняется. Таковы, собственно, "ошибки перевода" с кошачьего на собачий язык и наоборот, которые развязывают враждебные отношения. Опытные кошки иногда показывают приближающейся собаке стойку дугой. Это снова может привести ошеломленную собаку к конфликту или вызвать у нее переходное поведение - например, почесывание, облизывание морды, чихание или просто "незаинтересованное" обнюхивание всего вокруг. Реакция у кошки явно быстрее, чем у собаки, так как кошка уже нападает, прежде чем собака сообразит, что к чему.
      В сельских областях, где многочисленные собаки и кошки бегают на свободе, стычки между ними происходят весьма редко. Животные знают друг друга и обходят как можно дальше.
      Легче всего объединить молодую собаку и маленького котенка. Разумеется, сначала нужно быть очень внимательным: собака и котенок должны как следует привыкнуть друг к другу. Первое время не спускайте с них глаз и будьте готовы взять котенка на руки. У собаки, конечно, нет злого умысла, она просто хочет познакомиться и поиграть с незнакомкой. Но если котенок испугается и бросится бежать, собака инстинктивно помчится за ним. В таком случае вы упустили шанс сделать их добрыми друзьями и добиться мира в доме. Собака будет считать кошку "дичью" и "охотиться" на нее. У кошки это будет вызывать стресс, а собаку уже невозможно будет остановить.
      Если котенок входит в дом, где есть собака, дайте им обоим возможность сначала привыкнуть к запахам.
      Первые дни лучше держать их отдельно, так, чтобы они могли слышать друг друга и чуять запах, но не встречались бы нос к носу. После этой предварительной фазы знакомства с запахом происходит "историческая" встреча - здесь надо внимательно следить, чтобы все прошло гладко. Если кошка и собака поели вместе и если они вместе поспали, то, значит, лед тронулся.
      Постарайтесь в это время равномерно распределять свою ласку! Ревность - плохая почва для развития дружеских отношений. Любят друг друга животные или нет - это в конце концов почти всегда зависит от человека, от его ума и деликатности. Тот, кто натравливает собаку на кошку, не должен удивляться тому, что кошка не любит собаку. При достаточном такте у вас не возникнет непреодолимых препятствий. И как только животные поймут, что хозяин в доме - вы, они соответственно сориентируются.
      Гораздо труднее ввести в "кошачий" дом собаку, тем более взрослую. Кошке это будет неприятно. В такой ситуации потребуется вдвое больше времени и сил, чтобы они приняли друг друга.
      Важно, чтобы кошке была дана возможность наблюдать за собакой с надежного высокого наблюдательного пункта, например, со шкафа, стола. Собака в большинстве случаев стремительная, настырная, ее нужно немного сдерживать, чтобы она не прогнала осторожно приближающуюся к ней кошку или даже не побудила ее к нападению. Если это очень живая собака, перед встречей с кошкой ей дают как следует порезвиться, чтобы она немного устала. С добродушным, спокойным разговором и поглаживанием - особенно кошку, чтобы она не приревновала, - успокаивают обоих. Таким образом вскоре они предпримут осторожный контакт. Если первая встреча проходит позитивно, то через короткое время оба станут хорошими друзьями, даже если кошка сохраняет свою индивидуальную свободу. Часто такие животные-друзья мирно едят из одной миски.
      Некоторые любители птиц утверждают, что кошку нельзя заводить, если у вас есть дома птицы в клетках, потому что охотничий инстинкт кошки (любители птиц называют это "страсть к убийству") рано или поздно одержит верх. Но и это утверждение противоречит опыту. Одной из черт самой натуры домашней кошки является то, что она в течение многих тысячелетий вынуждена была жить с разнообразными животными и птицами бок о бок. Как известно, кошку можно приучить даже к мышам и крысам, если с раннего возраста вырастить их вместе. Такая дружба с детской поры обычно направлена на одну определенную мышь или на некую крысу, а не на всех крыс и мышей. Точно так же, как кошка может любить или ненавидеть какую-то определенную собаку, это чувство вовсе не распространяется на всех остальных собак. Это личные чувства. Но само собой разумеется, если в дом, где живут птицы, вы вводите кошку, то надо быть предельно осторожным. И тогда ваша кошка со временем поймет, что данные канарейки и волнистые попугайчики не являются ее потенциальной добычей и, стало быть, ей нечего делать у клетки.



Св. Симеон Новый Богослов
ОБ ОБНОВЛЕНИИ ТВАРИ В БУДУЩЕМ ВЕКЕ



      Бог в начале, прежде чем насадил рай и отдал его первозданным, в пять дней устроил землю и что на ней и небо и что в нем, а в шестой создал Адама и поставил его господином и царем всего видимого творения. Рая тогда еще не было. Но этот мир бысть от Бога, как бы рай некий, хотя вещественный и чувственный. Его и отдал Бог во власть Адаму и всем потомкам его... "И насади Бог рай во Едеме на востоцех. И прозябе Бог еще от земли всякое древо красное в видение и доброе в снедь" (Быт. 2, 9), с разными плодами, которые никогда не портились и никогда не прекращались, но всегда были свежи и сладки и доставляли первозданным великое удовольствие и приятность. Ибо надлежало доставлять и наслаждение нетленное оным телам первозданных, которые были нетленны... Адам был создан с телом нетленным, однако ж вещественным, а не духовным еще, и поставлен Творцом Богом как царь бессмертный над нетленным миром - не только над раем, но и над всем творением, сущим под небесами...
      [После преступления Адама] не проклял Бог рая... а проклял лишь всю прочую землю, которая тоже была нетленна и все произращала сама собою... Тому, кто сделался тленным и смертным по причине преступления заповеди, по всей справедливости надлежало и жить на земле тленной и питаться пищею тленною... Затем и все твари, когда увидели, что Адам изгнан из рая, не хотели более повиноваться ему, преступнику... Но Бог... сдержал все эти твари силою Своею и по благоутробию и благости Своей не дал им тотчас устремиться против человека и повелел, чтобы тварь оставалась в подчинении ему и, сделавшись тленною, служила тленному человеку, для которого создана, с тем чтобы, когда человек опять обновится и сделается духовным, нетленным и бессмертным, и вся тварь, подчиненная Богом человеку в работу ему, освободилась от сей работы, обновилась вместе с ним и сделалась нетленною и как бы духовною...
      Прежде вся тварь сотворена нетленною, а потом из нее взят и создан человек, - так надлежит и опять прежде всей твари сделаться нетленною, а потом обноситься и стать нетленными и тленным телам людей, да будет снова весь человек нетленен и духовен и да обитает в нетленном, вечном и духовном жилище... Видишь, что вся эта тварь в начале была нетленною и создана Богом в чине рая? Но после Богом подчинена тлению и покорилась суете человеков.
      Познай также и то: что это за прославление и светлосиянность твари будет в будущем веке! Ибо когда она обновится, то не будет опять такою же, какою была создана в начале. Но будет такою, каким, по слову божественного Павла, будет наше тело... Вся тварь по повелению Божию имеет быть по всеобщем воскресении не такою, какою была создана - вещественною и чувственною, - но имеет быть пересоздана и соделаться неким невещественным и духовным обиталищем, превысшим всякого чувства.



Свт. Феофан Затворник
ЧЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ ДУША ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ОТ ДУШИ ЖИВОТНЫХ



      У животных есть душа, но животная. А у человека душа человеческая, высшая, как и сам человек. Животным свой чин, а человеку - свой.
      Творения Божий так расположены, что всякий высший класс совмещает в себе силы низших классов и кроме них имеет свои силы, его классу присвоенные и его характеризующие. В мире или его составе надо различать, кроме стихий, еще систему сил, расположенных лестницею, от низших к высшим идущею. Низшая сила есть та, которая действует в мертвой природе и которой высшие изделия суть явления химических сочетаний и кристаллизации (например, снежинки, разводы на окнах зимою и под.). Выше этой силы стоит сила растительная, которая в своей власти держит и кристаллизующую силу, и силу химических сочетаний. Выше растительной силы стоит сила животная, которая в своей власти держит и растительную силу, и кристаллизующую, и силу химических сочетаний. Выше животнодушевной силы - сила человеческого естества, которое содержит все силы, низшие его, в своей власти и ими действует.
      Что же дивного, что в нас есть нечто схожее с животными? Есть схожее и с растениями, ибо питание и ращение тела есть растительное дело. Но что из этого вывести? Ничего нельзя, кроме - что всякому свой чин.
      В человеке надо различать душу и дух. Дух содержит чувство Божества - совесть и ничем не удовлетворенность. Он есть та сила, которая вдохнута в лицо человека при сотворении. Душа - низшая сила, или часть той же силы, назначенная на ведение дел земной жизни. Она такого чина, как и душа животных, но возвышена, ради сочетания с нею духа. Дух из Бога, сочетавшись с душой животных, возвел ее на степень души человеческой. И стал человек двояк. Одно тянет его горе, другое - долу. Когда человек в своем чине держится, то он живет духом, т.е. страхом Божиим водится и совести слушает и горнего ищет. А когда он поддается влечениям души дольней, то выходит из своего чина, и то, чего хочет дух, думает достать среди тварей. Этого ему не удается, и он томится и крушится. Дух тут, как пленник в узах, находится в услужении у варваров, страстей пехотных. Сам он не удовлетворяется и страсти делает неудовлетворимыми, сообщая им безграничный разлив. Отчего животные потребности у животных все в своей мере, а у человека, когда он предается чувственности, чувственные потребности предела и меры не имеют? Эту безмерность сообщает им дух, попавший в плен к ним, а дух этой безмерностию желает затушить свою жажду Бесконечного, по образу Коего создан и в Коем едином благо его.
      Так вот видите, что и животные у нас отправления есть, и в самом их движении проявляется нечто совсем животным несвойственное. О чем ни стать рассуждать, всегда придешь к тому заключению, что человек обладает духом, которого истинная жизнь есть жизнь в Боге. Там только он находит покой, там его рай и обетованная земля.
      Обычно мы говорим: душа - душа. А по существу дела следовало бы говорить: душа - дух, или дух - душа. Принимая слово душа яко дух - душа, я никак не скажу, что она одного происхождения с душой животных, ибо дух от Бога, а принимая ее отдельно от духа, говорю так. Когда Бог творил человека, то образовал прежде тело из персти. Это тело что было? Глиняная тетерька или живое тело? Оно было живое тело - было животное в образе человека, с душой животной. Потом Бог вдунул в него дух Свой, и из животного стал человек - ангел в образе человека. Как тогда было, так и теперь происходят люди. Души отрождаются от родителей, или влагаются путем естественного рождения, а дух вдыхается Богом, Который везде есть. И не понимаю, чем тут смущаться?! Да вы, когда говорите, что человек есть животное, мясо ли одно разумеете или всю животную жизнь? Конечно, всю животную жизнь и с душой животной. А прибавляя к сему: разумное, - что означает? То, что, хотя человек, с одной стороны, то же, что животное с душой животной, но, с другой, - он несравненно выше животного, ибо имеет разум, что совершенно соответствует слову - дух. Сказать - животное разумное - есть то же, что сказать: животное одуховленное.
      Святые отцы различают дух, душу и тело - Антоний Великий, Исаак Сирианин, Ефрем Сирианин и другие. Они не говорят, какого свойства суть души наши. Но, сопоставляя то, что пишет святой Антоний о родах живых тварей, нахожу, что, по его разуму, душа наша одной природы с душой животных. Извольте читать его 166-й пункт из числа 170. Вот и свод всего: живых существ четыре вида:
      1. Ангелы...
      2. Люди, кои имеют: ум, душу, дыхание.
      3. Животные, кои имеют душу и дыхание.
      4. Растения имеют дыхание и жизнь. Извольте сводить.
      Дыхание, дыхание, жизнь... Это все в разных классах существ: растениях, животных и людях, но есть одного рода и свойства природы. Назовем ее - органическая жизнь.
      Душа, душа - тоже одного порядка есть, хотя стоит, находится в разных классах существ - в животных и в людях, но тоже есть одной природы. Затем ум - ангельская сила тоже одной природы. Вывожу, что по святому Антонию душа наша одного ранга с душой животных. Что нас отличает - это есть ум, что я называю дух. Пересмотрите: все пункты святого Антония, где он говорит об уме, я отношу к духу... и выражаю то почти теми словами, утверждая вместе с ним, что тот и есть настоящий человек, кто живет по духу, что святой Антоний выражает: по уму.
      А что сказано: на один градус, так вольно же вам понимать это как черточку на градуснике. Ангелы на сколько выше нас? На градус. Как мы выше животных на градус. Градус замените словом степень - выйдет на одну степень. Кто придирается к словам, упуская из внимания мысль?!
      Отчего производят человека от животных (обезьяны)? Оттого, что не различают в человеке души от духа. Замечая, что душа наша схожа с душой животных, они и бредят: "Но душа одна, стало, и весь человек от них же выродился". А когда мы настоим на различии духа от души и характеристику человека перенесем в дух, тогда вся теория Дарвина падет сама собою. Ибо в происхождении человека надо объяснить не то одно, как происходит его животная жизнь, но то паче, как происходит он яко духовное лицо в животном теле, с его животной жизнью и душой.



Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)
ДУХ РАСТЕНИЙ И ЖИВОТНЫХ



     Одухотворенность животных совершенно ясно свидетельствуется Священным Писанием. Вот тексты подтверждающие это:
     Кто знает: дух сынов человеческих восходит ли вверх, и дух животных сходит ли вниз, в землю (Еккл. 3, 21).
     Боже, Боже духов и всякой плоти! (Чис. 16, 22).
     Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел [их] к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей (Быт. 2,19).
     Душа тела (животных) в крови... потому Я сказал сынам Израилевым: Не ешьте крови ни из какого тела (Лев. 17, 11-14). Кровь жертвенных животных свята и освящает, потому что в ней душа животного, дыхание Духа Святого. Поэтому запрещено употреблять ее в пищу.
     Дух животворит (Ин. 6, 63).
     Вошел в них дух жизни от Бога (Откр.11, 11).
      В молитве Духу Святому именуем Его Подателем жизни. И если даже в неорганической природе так ясно присутствие Духа, то, конечно, и растения и животных надо считать одухотворенными. Самый общий, самый распространенный в природе из всех даров Святого Духа есть дух жизни, и он, конечно, свойственен не только животным, но и растениям. Индусы и другие народы Азии совсем не так смотрят на растения, как европейцы. Они глубоко признают одухотворенность растений.
      Растения всем существом своим жадно воспринимают свет, воздух, влагу, от которых зависит вся их жизнь. Они явно радуются свету, ветру, росе, дождю. Почему же не допустить, что они ярко воспринимают и чувствуют эти источники своей жизни и радости: может быть, совсем иначе, чем человек или животные, которые далеко не столь безусловно нуждаются в свете, как растения. Растение, может быть, гораздо глубже, чем животное, чувствует все тончайшие свойства почвы, в которой с таким богатством разветвляются его корни, от которой, как от света и воздуха, зависит вся его жизнь. Знаем мы, как тонко выбирают из почвы разные растения питательные вещества, необходимые именно им, а не другим растениям. Разве не безусловно, что для этого растения должны обладать совершенно особой чувствительностью, которой нет у животных и людей.
      "Нервы нельзя считать необходимым субстратом душевной жизни. Струны - нервы скрипки и рояля. Но и без струн духовые инструменты издают дивные мелодии. В растениях нет вегетативной нервной системы, без которой у человека и высших животных невозможны процессы питания, дыхания, обмена веществ, и тем не менее все эти процессы совершаются в растениях" (Фехнер).
      Если повернуть виноградный лист нижней поверхностью к свету, то он упорно изгибается и поворачивается, чтобы обратить к свету свою верхнюю поверхность.
      Удивительны инстинктивные движения вьющихся растений. Растение сперва вытягивается в высоту, потом нагибает свой стебель горизонтально и описывает круг, отыскивает себе опору. Чем длиннее вырастает стебель, тем больше становится круг, то есть растение, не находя себе опоры, ищет ее дальше. Наконец стебель не выдерживает своей собственной тяжести, падает на землю и ползет по ней, ища новой опоры. Но и в этом случае оно руководствуется выбором: повилика не вьется около неорганических или мертвых органических опор, но только около живых растений, к которым она жадно прилепляется, ибо ее корни, находящиеся в земле, быстро умирают, и она лишается пищи, которую потом высасывает посредством сосочков из обвитого растения.
      Известны явления сна у растений, когда листья или нагибаются, или складываются, цветки наклоняют свои головки и закрываются.
      Удивительно целесообразны движения пестиков некоторых растений для оплодотворения рыльца пыльцой.
      Вечером на цветущем лугу все множество цветов поворачивается к солнцу, точно воссылая ему вечернюю молитву, а после его заката тихо засыпает, чтобы утром, повернувшись на восток, опять встретить его утренней радостной молитвой.
      Благоухание цветов - это фимиам Богу. Цветы - кадильницы. Ненюфары широко раскрываются под голубым небом, наслаждаются светом и воздухом, складывают свои лепестки и опускаются в воду, когда темнеет.
      Между миром растительным и миром животным нельзя найти определенной границы, ибо в области простейших одноклеточных много почти совершенно похожих форм, из которых одни служат началом растительного мира, другие - животного, и различить их почти невозможно. Такие простейшие формы животных, как речная гидра, вольвокс, совершенно похожи на растения и по своим жизненным функциям почти не отличаются от них. От класса простейших начинаются два грандиозных мира живых существ - растений и животных. Постепенное развитие растительного мира дошло до таких великолепных, грандиозных форм, как чудно благоухающие роскошные цветы, стройные пальмы и кипарисы, величественные ливанские кедры, могучие дубы и гигантские секвойи, живущие по три тысячи лет. Совершенно ничтожны по сравнению с ними такие примитивные формы животного мира, как полипы, голатурии, морские звезды и черви, и странно было бы признавать одухотворенность этих низших животных форм и, вместе с тем, не признавать одухотворенность высокосовершенных и даже грандиозных растительных форм.
      Совершенно несомненно, что весь растительный и животный мир обладает, по крайней мере, низшим из даров Святого Духа - духом жизни.
      Для огромного числа натуралистов одиозно, нелепо учение виталистов и неовиталистов о жизненной силе. Но вдумайтесь в следующие факты.
      По наблюдениям Спаланцани, в болотной воде и песке водосточных желобов живут коловратии, которых можно высушить вместе с песком и сохранять в стеклянных сосудах. Если через 3-4 года смочить водой песок, то студнеобразные в обычном состоянии коловратии, высохшие до такой степени, что если прижать их концом иглы, то они разламываются подобно крупинке соли, опять оживают. Они могут выдерживать высушивание при +54°С, тогда как в живом состоянии они умирают, если вода достигает 25 ° С тепла.
      Джон Франклин в своем первом путешествии на североамериканский берег Ледовитого океана видел, что рыбы, замерзшие непосредственно после того, как их вытаскивали из воды, превращались в такую ледяную массу, что их можно было разрубать на куски топором и что замерзшие их внутренности представляли твердые ледяные куски. Тем не менее, когда оттаивали этих рыб у огня, предварительно не повреждая их, то некоторые из них оживали. Эти примеры указывают на то, что хотя в организме и исчез всякий след жизни, но все-таки способность начинать при благоприятных условиях новую жизненную деятельность в нем может оставаться, если только в нем не произошло таких перемен, анатомических или физиологических, которые делали бы невозможным восстановление жизненных функций.
      Известно, что пшеница, ячмень и горчица, найденные в египетских мумиях и пролежавшие 3000 лет, если они не подвергались вредным воздействиям, в которых возможны повреждающие их ферментативные процессы, дают отличные всходы, когда их поместят в благоприятные условия влажности и тепла.
      Следующий опыт произведен Ж. Беккерелем в Париже в 1909 г. Семена пшеницы, люцерны и белой горчицы были высушены в безвоздушном пространстве в течение 6 месяцев при 40°С и затем запаяны в откачанные стеклянные трубки. Эти трубки были посланы в Лондон и там содержались в продолжение трех недель в жидком воздухе приблизительно при -190° и затем еще 77 часов в жидком водороде при -250°. В Париже трубки снова были открыты, и семена поместили во влажную ванну при +28°. Оказалось, что прорастание произошло совершенно нормально. Никакого различия не было замечено по сравнению с пробами семян, сохраняющихся обычным способом. При столь низкой температуре, как -250°, всякий намек на жизнедеятельность исключен. Даже самые энергичные химические реакции при столь низкой температуре не происходят.
      Из этих опытов мы видим, что временная смерть возможна, если действие, задерживающее жизнедеятельность, не доходит до разрушения организма (Сведберг, "Вырождение энергий").
      Если так очевидно, что временная смерть семян и животных не мешает тому, чтобы снова возникла в них жизнь, то не имеем ли мы права утверждать, что это возможно без проявления в них какой-то неведомой нам силы, жизненной энергии, совершенно не поддающейся воздействию вредных агентов, уничтожающих жизнь семян и растений? А такая энергия, конечно, может быть только духовной энергией, животворящей силой Святого Духа.
      Вышеприведенные удивительные факты жизнедеятельности и одухотворенности растений дают право согласиться с Эдуардом Гартманом, когда он утверждает, что растения обладают бессознательным представлением и бессознательной волей. Смутное представление и стремление приписывает монадам и Лейбниц. А растение есть монада.
      Наше убеждение в одухотворенности растений, конечно, совершенно не противоречит мнению св. Антония Великого о недопустимости признавать в растениях душу. Вот его слова:
      "Против тех, кои дерзают говорить, что растения и травы имеют душу, написал я сию главу к сведению для простейших. Растения имеют жизнь физическую, но души не имеют. Человек называется разумным животным, потому что имеет ум и способен приобретать познания. Прочие же животные земные и воздушные, у которых есть голос, имеют дыхание и душу. Все растущее и умаляющееся можно назвать живым потому, что живет и растет, но нельзя сказать, чтобы все такое имело душу. Живых существ четыре различных вида: одни из них бессмертны и воодушевлены - каковы ангелы; другие имеют ум, душу и дыхание, каковы люди; иные имеют дыхание и душу - каковы животные; а иные имеют только жизнь - каковы растения. Жизнь в растениях держится и без души, и без дыхания, и без ума и бессмертия; но и прочее все без жизни быть не может. Всякая человеческая душа есть приснодвижна" (Добротолюбие, т. 1, стр. 93).
      Противоречия, конечно, нет. Мы не приписываем растениям душу в том смысле, как она понимается у человека и животных, а только бессознательное представление и бессознательную волю.
      Антоний Великий, говоря о душе животных, конечно, имел в виду высших животных, а не таких как кишечнополостные, моллюски, губки, даже инфузории, о существовании которых или о принадлежности их к животному миру он и представления не мог иметь.
      Конечно, эти низшие животные формы, в отношении к их духовности, стоят не выше растении, а даже ниже, и им принадлежит только дух жизни, как и всякому животному.
      Вникнем поэтому в то, что доступно познанию нашему о духе высших животных и человека.



ДУША ЖИВОТНЫХ И ЧЕЛОВЕКА



      Душа животного в крови его. И животное, как и человек, состоит из духа, души и тела.
      Что же такое душа? В простейшем ее виде, у животных - это объединяемый самосознанием (умом у высших животных) комплекс органических и чувственных восприятий, мыслей и чувств, следов воспоминаний или только (у низших) комплекс органических ощущений. Примитивный дух животных - это только дыхание жизни (у низших). По мере повышения по лествице существ растет их духовность, и к дыханию жизни присоединяются зачатки ума, воли и чувства.
      У человека душа гораздо выше по своей сущности, ибо участвующий в ее деятельности дух несравним с духом животных. Он может обладать высшими дарами Святого Духа, которые св. пророк Исаия (11, 1-3) называет духом страха Божия, духом познания, духом силы и крепости, духом света, духом разумения, духом мудрости, духом Господним, или даром благочестия и вдохновения в высшей степени.
      Дух и душа человека нераздельно соединены при жизни в единую сущность; но можно и в людях видеть различные степени духовности. Есть люди духовные, по апостолу Павлу (1 Кор. 2, 14). Есть люди - скоты, люди - трава, есть и люди - ангелы. Первые мало чем отличаются от скотов, ибо духовность их очень низка, а последние приближаются к бесплотным духам, у которых нет ни тела, ни души.
      Итак, душу можно понимать как совокупность органических и чувственных восприятий, следов воспоминаний, мыслей, чувств и волевых актов, но без обязательного участия в этом комплексе высших проявлений духа, не свойственных животным и некоторым людям. О них говорит апостол Иуда: Эти люди душевные, не имеющие духа (Иуд. 1, 19).
      В самосознании при жизни жизнь духа тесно переплетается с теми психическими актами, которые общи человеку и животным, т. е. с органическими ощущениями и чувственными восприятиями: эти последние, в свою очередь, неразрывно связаны с жизнью тела, особенно мозга, и исчезают со смертью тела. Поэтому примитивная душа животных смертна, как смертны и те элементы самосознания человека, которые исходят из умершего тела (органические и чувственные восприятия).
      Но бессмертны те элементы самосознания, которые связаны с жизнью духа. Материалисты отрицают бессмертие души именно потому, что ничего не хотят знать о духе. А о бессмертии самосознания, понимаемого чисто физиологически, мы и не говорим.
      Посмотрим теперь, дает ли Священное Писание нам право понимать дух и душу так, как мы только что изложили. Думаем, что наше понимание души и духа совершенно согласно с Откровением.
      В различных смыслах употребляется в Писании слово "душа". То, как в просторечии, она обозначает просто всего человека: "Ни одна душа", "никакая душа". Ни одна душа из вас не погибнет, - говорит св. апостол Павел своим корабельным спутникам.
      То душа является синонимом жизни.
     Душа его будет ему вместо добычи (Иер. 21, 9).
     Умерли искавшие души Младенца (Мф. 2, 20).
     Хлеб их - для души их (Ос. 9, 4).
     Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить (Мф. 6, 25).
      А вот ряд текстов, в которых явно идет речь о том, что можно было бы назвать "животной душой".
     Душа их истаевала в них... Он насытил душу жаждущую и душу алчущую исполнил благами... От всякой пищи отвращалась душа их... Душа их истаевает в бедствии (Пс. 106, 5-26).
     Будет он пастись... и душа его насытится на горе Ефремовой (Иер. 50,19).
     Насытится ими (добычей) душа моя (Исх. 15, 9).
     Голодному снится, будто он ест... и душа его тоща... снится, будто он пьет... и душа его жаждет (Ис. 29, 8)..
      Привыкших к мысли о бессмертии души пусть не смущают наши слова о бессмертии духа. Это не новшество, ибо в большинстве мест Священного Писания, где речь идет о смерти, говорится именно об оставлении тела духом, а не душой.
     Как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва (Иак. 2, 26).
     И возвратился дух ее (дочери Иаира) (Лк. 8, 55).
     В Твою руку предаю дух мой (Пс. 30, 6; Лк. 23, 46).
     Господе Иисусе! приими дух мой (Деян. 7, 59).
     Изыдет дух его, и (он) возвратится в землю свою: в той день погибнут вся помышления его (Пс. 145, 4).
     И возвратится прах в землю, чем он и был: а дух возвратится к Богу, Который дал его (Еккл. 12, 7).
      Эти два последних текста особенно важны для обоснования нашего мнения, что смертны те элементы душевной деятельности, которые связаны с жизнью тела: чувства и мыслительные процессы, неразрывно связанные с деятельностью мозга.
      В тот день погибнут все помышления его, т. е. прекратится деятельность сознания, для которой необходимы все восприятия живого мозга.
      Изыдет не душа, а дух, и возвратится в землю свою, т. е. в вечность. Возвратится прах в землю, чем он и был, а дух возвратится к Богу, Который дал его.
      И дух животных, конечно, должен быть бессмертным, ибо он тоже имеет начало в Духе Божием, Духе бессмертном.
      Мысль о бессмертии духа животных явно содержится в известных словах Павловых о надежде всей твари (Рим. 8, 20-21): ...в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих.
      В немногих местах Священного Писания смерть определяется как исхождение души (а не духа) из тела (Быт. 35, 18; Деян. 20, 10; Пс. 15, 10). Это легко объясняется тем, что и вообще в Библии, особенно же в псалмах, слово душа часто употребляется в общепринятом смысле, т. е. как совокупность всей деятельности душевной и духовной. Но мы и говорим, что при жизни дух и душа человека соединены в единую сущность, которую можно назвать просто душой.
      В этом смысле надо понимать и те тексты, в которых речь идет о душе Господа Иисуса Христа.
     Когда же душа Его принесет жертву умилостивления... (Ис. 53, 10).
     Не оставлена душа Его в аде (Деян. 2, 31).
     Душа Моя скорбит смертельно (Мф. 26, 38).
     Душа Моя теперь возмутилась (Ин. 12, 27).
      Господь страдал и умер по человеческой Своей природе, и потому понятны эти тексты.
      Но и о душе Самого Бога говорится в следующих текстах:
     И отвратится душа Моя от них, как и их душа отвращается от Меня (Зах. 11, 8).
     Не потерпела душа Его страдания Израилева (Суд. 10, 16).
     Любящего насилие ненавидит душа Его (Пс. 10, 5).
      Но, конечно, это не только метафора. Нельзя говорить о душе Духа абсолютного, как о душе человека, духа ограниченного и воплощенного. Здесь речь может идти только об аналогии с духом человеческим, по которой мы приписываем Богу ум, мышление, волю и чувства. Так понимаем мы и образ Божий в человеке.
      Сознание своей личности складывается у человека из органических ощущений, получаемых от своего тела, из восприятий, получаемых его органами чувств, из всей совокупности воспоминаний, из понимания своего духа, характера, настроений.
      Где же складывается из этих элементов самосознание, кто субъект его? Не ум, как обычно понимают, а дух. Ибо ум - только часть духа, а не весь дух. Но часть не может объять целого. Это важное заключение... не произвольно, а основано на словах апостола Павла: Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия (1 Кор. 2, 11-12).
      Глубочайшую сущность существа нашего познаем мы не умом, а духом. Самосознание есть функция духа, а не ума. Дарованное нам от Бога действие благодати Божией познаем мы не духом мира сего, а духом нашим, дарованным нам от Бога.
      Такая же мысль и в словах премудрого Соломона: Светильник Господень - дух человека, испытывающий все глубины сердца (Притч. 20, 27).
      О духе, как высшей силе нашей духовной деятельности, многое можно найти в Священном Писании. Вот примеры:
     Сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную (Гал. 6, 8).
     Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное (1 Кор. 15, 46).
      Это значит, что духовность есть высшее достижение человеческой души.
     Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. 5, 22-23).
     Духом пламенейте (Рим. 12, 11).
     Он тайны говорит духом (1 Кор. 14, 2).
     Дух в человеке и дыхание Вседержителя дает ему разумение (Иов. 32, 8).
     Дух бодр, плоть же немощна (Мф. 26, 41).
     И слово мое, и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы (1 Кор. 2, 4).
     Отвергните от себя все грехи ваши, которыми согрешали вы, и сотворите себе новое сердце и новый дух (Иез. 18, 31).
      Здесь мысль о тесной связи между сердцем и духом, подтверждающая то, что мы говорили о первенствующей роли сердца в сознании.
     И возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем (Лк. 1, 47).
      О Боге радуется. Богу поклоняется, к Богу стремится и приближается дух человеческий. И это, конечно, самая высшая способность души нашей.
      Разумеется, такое совершеннейшее проявление духовности души человеческой может быть только даром Духа Святого. Об этом вполне ясно свидетельствует Откровение:
     Вложу внутрь вас дух Мой (Иез. 36, 27).
     А как вы - сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: "Авва, Отче!" (Гал. 4, 6).



      Что скажем о духе животных? Они, как и люди, бывают от природы носителями определенного духа.
      Животные одной породы бывают смелые и трусливые, злые и угрюмые, ласковые и веселые. Им не свойственны высшие свойства духовности - религиозность, нравственное чувство, философское и научное мышление, тонкая художественная и музыкальная восприимчивость. Но любовь и зачатки альтруизма, а также эстетического чувства свойственны и животным.
      Не высшая форма любви, не любовь Божественная, а только любовь семейная; но в этой любви лебеди и голуби, пожалуй, даже превосходят людей. Известны факты самоубийства лебедя, потерявшего свою подругу: он высоко взлетает, складывает крылья и падает камнем на землю.
      Степень духовности у животных тем ниже, чем на более низкой ступени зоологической лестницы совершенства форм стоят они. Исключение из этого правила - любовь у птиц. В параллель с этим можно до некоторой степени поставить тот факт, что высшие формы любви и религиозности часто обнаруживаются людьми простыми, необразованными.
      Высшие животные, носители хотя бы ограниченной духовности, должны обладать самосознанием в примитивной форме.
      Разве собака не могла бы сказать: мне холодно, я больна, со мной дурно обращается хозяин. Степень самосознания животных определяется развитием их ума и доступной им степенью духовности.

 



МЕДВЕДЬ



      Митрополита Кирилла [1] везли в ссылку. В одну глухую ночь он был выброшен из вагона на полном ходу поезда.
      Стояла снежная зима. Митрополит Кирилл упал в огромный сугроб, как в перину, и не расшибся. С трудом вылез из него, огляделся - лес, снег и никакого признака жилья. Он долго шел цельным снегом и, выбившись из сил, сел на пень. Мороз пробирал до костей сквозь изношенную рясу. Чувствуя, что начинает замерзать, митрополит стал читать себе отходную.
      Вдруг видит: к нему приближается что-то очень большое и темное, всмотрелся - медведь.
      "Загрызет", - мелькнула мысль, но бежать не было сил, да и куда? А медведь подошел, обнюхал сидящего и спокойно улегся у его ног. Теплом повеяло от огромной медвежьей туши и полным доброжелательством. Но вот он заворочался и, повернувшись к владыке брюхом, растянулся во всю длину и сладко захрапел.
      Долго колебался владыка, глядя на спящего медведя, потом не выдержал сковывающего холода и лег рядом с ним, прижавшись к теплому животу. Лежал и то одним, то другим боком поворачивался к зверю, чтобы согреться, а медведь глубоко дышал во сне и обдавал его горячим дыханием. Когда начал брезжить рассвет, митрополит услышал далекое пение петухов. "Жилье близко", - мелькнула радостная мысль, и он осторожно, чтобы не разбудить медведя, встал на ноги. Но тот поднялся тоже, встряхнулся и вразвалку побрел к лесу. А отдохнувший владыка пошел на петушиные голоса и вскоре дошел до небольшой деревеньки.



     Примечания 

      1. Митрополит Казанский и Свияжский Кирилл (Смирнов). В завещании св. Патриарха Тихона поставлен первым кандидатом в Местоблюстители Патриарха.


НАСТОЯТЕЛЬ И МЕДВЕДЬ
Из Летописи Хутынского монастыря XVii века [1]



      Главным источником существования очень бедного Хутынского монастыря были хорошие пастбища, пожертвованные обители соседним боярином. Земли тогда у всех было вдоволь, и иноки долго придумывали, что предпринять им относительно этого достояния, чтобы извлечь наилучшую пользу, и порешили завести овец. Шерсть с них давала все нужное обители: и одежду братии, и доход от продажи излишков.
      Но вот в соседнем лесу поселился медведь и стал жестоко обижать бедных иноков, похищая их овец. Не смея сами ничего предпринять, послушники-пастухи не раз докладывали о чинимых медведем .обидах настоятелю. Но старец-настоятель почему-то медлил с каким-либо решением насчет обидчика, говоря, что, мол, и медведю надо же что-то есть. А у последнего от безнаказанности разрасталась алчность, так что на опушке леса стали находить уже овец не только несъеденных, но почти и нетронутых, а лишь растерзанных. Снова доложили настоятелю.
      - Э, это уже озорство. Ради потехи губить не позволю, - проговорил старец и, взяв свой посох, пошел один в лес.
      На следующий день изумленная братия увидела своего настоятеля, идущего из леса в монастырь в сопровождении огромного упитанного медведя. Старец вошел в келью, а медведь лег у крыльца.
      - Отче, что же делать с медведем? - спрашивали келейники настоятеля. - Он лежит у крыльца и никуда не отходит.
      - Не трогайте его, пусть лежит. Мы завтра пойдем с ним в Москву на суд к Патриарху, - отвечал настоятель.
      И на следующий день настоятель, действительно, отправился "пеш" в Москву, а за ним покорно поплелся и монашеский обидчик - медведь Пришлось, конечно, этим странных путникам проходить и через многие села и деревни, и везде народ с удивлением смотрел на такое странное явление.
      Тогда еще водили по деревнях медведей ради потехи, но те бывало на цепи, с продернутым железных кольцом в носу и заморены, а этот шел свободно, и такой огромный.
      И то диво, что люди страшились медведя крепко, и даже отказывали настоятелю в ночлеге, так как он, боясь, чтобы на улице не убил кто-нибудь медведя, просил и его впускать куда-нибудь, а животные относились к страшному зверю совершенно спокойно. Собаки даже близко подбегали к нему и обнюхивали его, а пасшийся на пути в поле скот при приближении настоятеля с его обидчиком лишь подымал голову и как бы с любопытством смотрел на диковинное шествие, а затем снова спокойно принимался щипать траву.
      Так и добрел хутынский настоятель со своим обидчиком в Москву на Патриаршее подворье. Он вошел в покои Патриарха, прося доложить о себе, а медведь остался у ворот.
      Патриарх принял хутынского настоятеля.
      - Я к тебе. Святейший отец, пришел с жалобой на нашего обидчика, - принимая благословение Патриарха, сказал настоятель. - В соседнем с нашей обителью лесу поселился медведь и ведет себя непотребно - похищает наших овец больше, чем съесть может, стало быть, просто ради своей звериной страсти потешается над кроткой Божией тварью. Этого я стерпеть не мог и привел его к твоему Святейшеству на суд.
      - Кого привел? - недоумевал Патриарх.
      - Да нашего обидчика, владыко. - Где же он?
      - У ворот дожидается твоего суда. Внуши ему. Святейший, что такое поведение зазорно для создания Божия.
      - Брат, зачем же ты трудился вести его ко мне, если он так повинуется тебе, что пришел за тобою в Москву? - сказал Патриарх. - Запрети ему сам. - О, нет, Святейший отец. Что же я такое? Нет, запрети ему ты своими святительскими словами не чинить больше обиды неповинной твари. Скажи ему, что озорничать грешно и непотребно.
      Патриарх вышел на крыльцо, а хутынский настоятель пошел к воротам и через минуту вернулся во двор, сопровождаемый своим косматым обидчиком.
      - Вот, Святейший отец, наш обидчик, рассуди нас твоим святительским судом, - сказал настоятель, указывая Патриарху на огромного медведя, стоявшего, смиренно понурив голову.
      Подивился Патриарх такой покорности зверя и обратился к нему, как к разумной твари:
      - Хутынский настоятель приносит жалобу на твое зазорное поведение: ты обижаешь бедную обитель, похищаешь ее достояние и позволяешь себе озорство, не пристойное никакому созданию Божию. Отныне чтобы ты не смел трогать монастырских овец! Господь силен и без этого пропитать тебя.
      Суд кончился. Настоятель поклонился в ноги Патриарху и повернул домой, а за ним покорно поплелся и медведь.
      С этого времени он никогда уже не трогал монастырских овец и в случае недостатка в еде смиренно являлся в ту же обитель, прося пропитание, в котором братия и не отказывала ему.



     Примечания 

      1. Хутынский Спасо-Преображенский монастырь близ Новгорода.


ПУСТЫННИК И ВОЛЧИЦА
Свт. Игнатий Брянчанинов
"Отечник"



      Видели мы одного чудного мужа. Он жил в маленькой пещере, в которой возможно было помещаться только одному человеку. К нему во время его трапезы обыкла приходить волчица, и редко когда зверь этот ошибался, не попадал в обычный час употребления пищи. Ожидала волчица всегда у входа в пещеру столь долго, доколе пустынник не выносил ей остатков от трапезы своей: тогда она лизала его руки и уходила, как бы исполнив долг свой и получив утешение.
      Случилось, что святый отлучился на довольно продолжительное время из пещеры, провожая посетителя - брата, и возвратился только к ночи. В этот промежуток приходила волчица к обычному часу трапезы. Ощутив, что келлия пуста, что господин ея находится в отсутствии, она вошла в пещеру, тщательно отыскивая обитателя. В пещере висела корзинка из пальмовых ветвей с пятью хлебами. Из этих хлебов один волчица достала и съела; затем, совершив преступление, ушла.
      Пустынник, возвратившись, увидел, что корзинка повреждена и что не достает одного хлеба. По оставшимся крохам от съеденного хлеба он легко угадал виновного. Справедливость подозрения подтвердилась последствиями: в следующие дни волчица не приходила по обычаю своему, не решаясь в сознании дерзновенного поступка придти к тому, кому она нанесла оскорбление.
      Прерванное знакомство с воспитанницею огорчало пустынника. Призванная его молитвами, она, по прошествии семи дней, возвратилась и села, по обычаю, пред пещерою в то время, как пустынник употреблял пищу. Однако, смотрите, какова была стыдливость кающейся! Волчица не осмелилась подойти так близко, как подходила прежде, но сидела вдали, опустив глаза в землю по причине глубокого стыда, чем ясно выражала, что просит прощения. Пустынник, сжалившись над нею, приказал ей подойти ближе и, ласково погладив рукою по голове печальную, угостил ее удвоенным количеством хлеба. Получив прощение, волчица развеселилась и снова начала исполнять принятую ею на себя обязанность - посещать пустынножителя .
      Воззрим и в этом отношении на силу Христа, Которому повинуется все, даже лишенное разума, пред Которым укрощается все зверское: волчица находится в услужении! волчица сознается в согрешении воровством! волчица подчиняется действию стыда по причине сознания! призванная, она приходит, подставляет голову, понимает, что ей подано прощение, подобно тому, как ощутила стыд от впадения в погрешность. Это - Твоя сила, Христос! Это Твои чудеса, Христос! Тебе принадлежат дивные дела, совершаемые служителями Твоими во имя Твое! То достойно неутешного плача, что звери ощущают Твое величие - не ощущают его человеки.



          


Может быть интересным



Реклама


Реклама


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

управление размером текста

Α + Увеличить | α - Уменьшить

разделы сайта

обратите внимание

ThePrayerBook.info - Молитвенник также (паралельно) доступен и по короткому адресу pb.pe

Админситарция сайта ищет соавторов для дальнейшего ведения сайта. Желающим обращаться через форму обратной связи

опрос

Вы знаете что у сайта появился короткий адрес?

Все опросы

Реклама

Православные фильмы онлайн