молитвенник, сборник молитв, молитвы на каждый день, молитвы против недугов, это должен знать каждый, православная литература, архив mp3, редкие молитвы, православные посты, просьбы о помощи, vjkbndtyybr, ghfdjckfdbt, православие

» » Антропология болезни

Силуянова И.В.

 

Антропология болезни - часть 1

Данная книга представляет собой сборник статей Ирины Васильевны Силуяновой – профессора, доктора философских наук, заведующего кафедрой биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета, заместителя председателя Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московской Патриархии. Автор глубоко и эмоционально вводит читателя в круг новой для россиян проблематики биомедицинских технологий, освещает замалчиваемые проблемы. Так раскрывается антропологический подход к болезни – увидеть ее истинные причины в нарушении целостности устроения человека, в образе его жизни.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Наверное, каждый россиянин хотя бы раз в жизни слышал или произносил такое присловье: «Главное – здоровье!» Теперь, в новых условиях, когда наука и медицина из служения людям, которое в своей идеологической основе базировалось на христианском смысле жизни и таком же мировоззрении, превращаются в сферу услуг, то есть в бизнес, появилась дополнительная возможность делать деньги, используя ставший общим местом тезис о важности быть здоровым. Вот здесь и кроется главная опасность для людей. При дальнейшем отходе от христианской нравственности усиливается в сердцах врачей и ученых, давно потерявших или не нашедших Христа, вероятность окончательной победы любви к деньгам над любовью к людям. Запад, как всегда, впереди; но ведь со времени прорубания окна в Европу наши «передовики», без оглядки на Россию и ее культуру, стремятся быть послушными учениками Европы, а с середины XX века – и Америки. А там уже появился доктор-смерть, убивший чуть ли не сотню пациентов. Бедных американцев кормят продуктами генной инженерии, не думая, что с ними будет потом. В результате секс-просвещения количество абортов среди школьниц превышает российский показатель в 10 раз! А сколько в «цивилизованном» обществе уже умерло людей, причем молодых, от СПИДа и наркотиков?

«Перестройкой» был поднят железный занавес. Впоследствии к нам проникли тоталитарные секты, наркотики, порнография, американские телеигры и голливудский ширпотреб, рэкет, наипримитивнейшая эстрада, секс-просвещение, проституция, торговля людьми, желтая пресса, мошенничество и воровство в астрономических масштабах. Список можно продолжить. Но на «свободном» Западе люди, которые не согласны с жизнью по закону греха, давно уже завоевали право против нее протестовать. Биоэтика, которая возникла на западной почве, препятствует скорому перерождению народов, бывших некогда христианскими, в зверей или демонов. На принципах биоэтики разработаны законы, ограничивающие произвол денежного мешка и заставляющие их считаться с мнением неравнодушных людей, пусть и довольно конформистским, но все же носящим на себе следы христианской морали. У нас складывается по-другому: пока не выработан хоть какой-то малограмотный закон, – делай, что хочешь. И ловкие, жадные до денег люди этим пользуются – каждый в той области, где имеет квалификацию или связи.

Но в измученной, ограбленной, больной, обманутой России-матушке тоже стали возникать группы людей разных сословий, которые объединяются для созидательной деятельности. Так, с благословения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия при Московской Патриархии возник Общественно-церковный совет по биомедицинской этике, который ставит скромную задачу: выработку документов, с христианских позиций анализирующих явления в сфере биологии и медицины. Совет не разрабатывал законов, запрещающих преступную с христианской точки зрения деятельность, не обличал поименно своих оппонентов. Его деятельность базируется только на благословении священноначалия и энтузиазме его членов. Но результат уже есть. Разработан ряд очень важных документов, которые со всех сторон освещают замалчиваемые проблемы. Появились сторонники и противники, причем как в светской, так и в церковной и околоцерковной среде. Началось изучение аналогичных документов, разработанных в других странах и Церквах. Есть и настоящие победы. Некоторые противники совета стали менять свои позиции, поняв, что они противоречат христианской морали. Стали появляться первые книги и брошюры на биомедицинские этические темы. Разработан государственный учебный стандарт по дисциплине «Биомедицинская этика».

В совет, возглавляемый ректором Санкт-Петербургской духовной академии архиепископом Константином, входят богословы, священнослужители, врачи, ученые, юристы, которых объединила помимо православной веры идея сопротивления бессовестному обману доверчивых людей со стороны недобросовестных и проникнутых духом антихриста людей. Совет также ставит задачу вооружить наших православных священнослужителей квалифицированно высказанным мнением верующих людей, которые не только хорошо разбираются в тонких вопросах современных биомедицинских технологий, но и сами профессионально работают в этих областях. К ним относится и Ирина Васильевна Силуянова, доктор философских наук, профессор, заведующая кафедрой биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета. Ее исследования и публикации, представленные в данной книге, активно использовались для выработки документов совета.

Ирина Васильевна Силуянова является известным и уважаемым автором. Ее книги мгновенно расходятся и читаются с большим интересом, так как очень толково и эмоционально вводят читателя в круг этой новой для россиян проблематики.

Конечно, никто не обольщается насчет того, что наши скромные усилия смогут остановить столь мощный сатанинский напор продавшихся за деньги людей. Но мы верим и надеемся, что бескорыстное и смиренное служение Истине, которая есть Христос, в любой форме и на любом поприще поможет если не остановить, то хотя бы замедлить процесс падения человечества в бездну ада, из которой нет возврата. Мы верим, что усилия верных Богу людей помогут людям остановить падение в эту пропасть.

 Протоиерей Димитрий Смирнов
 

 АНТРОПОЛОГИЯ БОЛЕЗНИ

Понятие «антропология болезни» не встретить среди слов многотысячного словаря медицинской науки. Скорее его можно рассматривать как богословский термин, который указывает на значение понимания устроения человека для преодоления наших недугов. Когда врач составляет историю болезни пациента, он ставит перед собой цель найти в последовательности заболеваний основания его патологического состояния. Цель богословского, антропологического подхода к болезни – увидеть в устроении человека, вернее, в нарушении целостности этого устроения, в истории и образе его жизни, причины болезни.

Понимание человека как существа, состоящего из души и тела, всегда было присуще попыткам человека познать самого себя. Даже психология – материалистическое явление XX века, отрицающее существование души, все же обозначается термином, который в переводе с греческого дословно означает «учение о душе». Различие между «научной» психологией и христианской антропологией заключается и в том, как понимается иерархия устроения человека. Ярким примером этого является судьба широко распространенной максимы «в здоровом теле – здоровый дух». Именно она должна выполнить задачу утверждения в общественном сознании главенства телесности над духовно-душевным состоянием человека, поставить психическое состояние человека в подчиненную зависимость от тела, которое понимается как «пучок» биофизиологических потребностей. Да и понятие «здоровый дух» в контексте «научной» психологии – это, прежде всего, «обожающая себя гордыня», что весьма далеко от его христианского смысла «обóженной духовности».

Цена этой максимы невелика, ибо она – результат подмены и искажения известной строки десятой сатиры римского поэта Ювенала (ок. 60 – ок. 127 от Р.Х.), которая звучит так: «Orandum est ut sit mens sana in corpore sano», что в переводе с латинского означает: «Надо молить, чтобы в здоровом теле был здоровый дух». Смысл этой строки утверждает прямо противоположную зависимость, а именно, главенство Бога, духа и души над телом в реальности их неразрывной связи.

В святоотеческом предании это главенство рассматривается не просто как некий факт. Оно дано нам как основное средство исцеления и преобразования себя. Это преобразование относится не к нашей телесности, к чему неудержимо стремится позитивная евгеника, предлагая изменение тех или иных наших способностей, например, лучше видеть, слышать, считать и т. д. Это преобразование не подразумевает изменение наших физиологических параметров, то есть роста, веса, размеров частей тела и т. д., что предлагает нам эстетическая медицина. Это преобразование предполагает изменение отношения людей друг к другу, наше отношение самих к себе, к ближнему, к нашим недугам и болезням, к нашей участи в вечности.

«Земное единожительство» души и тела

Содержание понятий «тело, дух как состояние души» и их связь – предмет многовекового внимания и многотомных трудов святоотеческого наследия. В контексте антропологии болезни важно и философское положение об их нераздельности, или об их «земном единожительстве». «Единожительство» души и тела человек наиболее ясно ощущает в переживании боли. Боль, так же, как и радость, благодарность, – это человеческое чувство. «А чувство, – согласно блаженному Августину (354-430), – есть то, благодаря чему душа осведомлена о том, что испытывает тело». Чувство боли, например, от ножевой раны испытывает душа, так как «чисто механическое повреждение не заключает в себе боли». Именно душа является для тела деятельным и управляющим принципом.

Святитель Григорий Палама утверждал, что не тело содержит в себе душу, а душа содержит тело, с которым соединена. «Душа, являясь бестелесной и не ограниченной местом, вся вмещается во всем: и в своем свете, и в теле; и нет части, освещаемой ею, где бы она вся не присутствовала. Ибо она не под властью тела, но сама владеет им, и не она находится в теле, как в сосуде или мехе, но более тело – в ней». «...Душа охватывает тело и животворит его... не душа содержится в теле, но она сама содержит тело человека».

Именно на основании святоотеческих представлений о такой взаимозависимости во врачебном сообществе возникает идея о «внутреннем» и «таинственном Враче». «Его нельзя ни видеть, ни слышать. Он ведет скрытую, таинственную жизнь и не отвечает на прямые вопросы, но к нему можно и должно "прислушиваться"... Он печется о нас, ведет нас и охраняет, присутствует во всех органах нашего естества...» Он все время заботится о нас, во всем требует равновесия, целесообразности и меры. Это он будит по утрам, посылает сон, дает знать о каждом излишестве, это от него идут чувство голода, жажды, холода, скуки и тоски. «...Ты не бережешь себя, ты не знаешь, что тебе нужно, а он знает все потребности твоего организма и бережет тебя». С помощью образа «таинственного Врача» И.А.Ильин определяет человеческий организм как «таинственную систему самоподдержания, самопитания, самообновления – некую целокупность, в которой все сопринадлежит и друг друга поддерживает».

Для обозначения целостности человеческого устроения И.А.Ильин вводит понятие «инстинктивной духовности», то есть органического и естественного сочетания души и тела в человеческом организме. «Именно там, в этой глубине инстинктивной духовности, живет творческое зерно здоровья, тот дивный дар органического самоисцеления, с которым мы должны вступить в связь».

К сожалению, эту живую непосредственную связь, то есть способность обрести органическое и естественное сочетание души и тела, современный человек утратил. Следствием этой утраты и стало разнообразие форм взаимозависимости инстинкта и духа, тела и души, проявляющее себя в стихии человеческих болезней.

Разнообразие форм «единожительства» души и тела

Проецируя строку Ювеналия на реальность человеческого существования, можно выделить четыре основных варианта взаимосвязи души и тела в человеке. К первому варианту, безусловно, можно отнести христианское понимание зависимости «в здоровом теле – здоровый дух», в контексте которого здоровое тело – это естественная гармоничность жизнедеятельности организма, а здоровый дух – состояние человека в неповрежденной образности и подобии Богу. В контексте христианской антропологии этот тип связи практически отсутствует в реальной жизни. Это идеальная зависимость, по законам которой был задуман и создан человек. Адам и Ева обладали даром такого устроения, но, к сожалению, утратили его в своем грехопадении. Лишились его и их потомки. Человек болеет, и болезненность стала одним из антропологических признаков человеческого рода.

Недостижимость абсолютного соответствия нормам здоровья реальных показателей состояния человека формируется как результат его индивидуальности, изменчивости самих норм, не только по причине субъективности человеческих критериев, но и по причине прогрессирующего развития современной диагностики. Например, генетическая диагностика, как направление современной медицины, выявляет, что практически здоровый человек может быть носителем патологии, которая способна развиться в любой момент его жизни и жизни его детей. И если в настоящее время человек ощущает себя здоровым, это не означает, что на самом деле по объективным показаниям он здоров.

Убеждение в недостижимости прямого соответствия здоровых тела и духа для современного человека формируется и под воздействием фактора времени. Даже несмотря на то, что сейчас самочувствие человека бодрое и хорошее, он не застрахован, что завтра, или послезавтра, или через год его не настигнет болезнь. Временной фактор определяет существование второго типа связи: «в здоровом теле может быть больной, недугующий дух».

Необходимо отметить, что в Православии телесное здоровье не обладает абсолютной ценностью. Такая оценка связана не только с богословским пониманием человека, но и с очевидным жизненным опытом. Как часто телесное здоровье оказывается гибельным для души, не защищенной православной духовностью. Как часто оно утрачивается под влиянием недугующего духа.

Изнемогающая в страстях душа по законам человеческого естества не может в итоге не нарушить равновесие функционирующего организма. Согласно исследованиям психиатров, достаточно четко прослеживается закономерность формирования болезни под влиянием неуправляемых страстей. Например, психиатр Н.А.Лайша предлагает следующую классификацию зависимостей страстей и болезней человека:

• чревоугодие – реальный фактор риска для таких болезней, как ожирение, болезни печени, желчного пузыря, желудка, поджелудочной железы, атеросклероз, сахарный диабет, аллергия, дисбактериоз;

• блуд – основная причина ЗППП, СПИДа, бесплодия, простатита, гинекологических болезней;

• гордость – неизбежный спутник психопатий, шизофрении, болезней позвоночника;

• уныние способствует формированию депрессивных неврозов и психозов, болезней почек, иммунной системы, онкологии;

• тщеславие обуславливает болезни сердечно-сосудистой системы и нервно-психические заболевания;

• сребролюбие и зависть находятся в четкой связи с нервно-психическими расстройствами;

• гнев (злобность) – фактор риска для гипертонии, ишемической болезни сердца, стенокардии, инфаркта миокарда, инсультов, мочекаменной и желчно-каменной болезней, неврастении, психопатии, эпилепсии.

Данная классификация, как любая попытка схематизировать жизнь личности, безусловно, упрощает реальность. Наличие у человека не одной, а нескольких пристрастий может также приводить к несоответствию обозначенных зависимостей. Одно очевидно – нравственное несовершенство человека не может не привести даже «практически» здорового человека к телесным недугам.

Для многих неверующих людей третий тип связи: «в больном теле может быть здоровый дух» – рассматривается как «доказательство» несостоятельности религиозных убеждений, ибо не безумие ли, что за свое нравственное совершенство человек расплачивается страданиями и болезнью? Но что для неверующего обывателя «безумие», для философа «соблазн», для верующего – истина и святость. Ибо для верующего человека именно страдания и болезни духовно совершенных людей, непоколебимо стоящих в вере, являются свидетельством достижения ими «образа и подобия» Бога. Бога, Который, как воплощенная Истина, именно своим принятием крестных страданий проявил сущность нравственного совершенства – Свою спасительную любовь к человеку.

Безусловно, жизнь с телесными недугами в здравии духа – редко встречающееся состояние. Неудивительно, что это, как правило, участь святых, которые, сами находясь в болезни, обладали даром духовного и телесного целительства людей. Наиболее почитаемые из них: ап. Павел, прп. Амвросий Оптинский, блж. Матрона Анемнясевская, блж. Матрона Московская и др.

От самого редкого типа «единожительства» души и тела логично перейти к самому распространенному состоянию. «В больном теле – недугующий, больной дух». Многими этот вывод может быть оценен как свидетельство безнадежности и пессимизма христианского сознания. Но в православном понимании такое состояние человека – это объективная реальность. Правда, как любое явление в человеческой судьбе, реальность не случайная. Прп. Серафим Саровский говорил: «...как и всякое страдание, болезнь имеет силу очищать нас от душевной скверны, заглаждать грехи, смирять и смягчать нашу душу, заставлять одуматься, осознавать свою немощь и вспоминать о Боге».

Архимандрит Софроний полагает, что душе нашей даже необходим опыт болезни, чтобы она научилась побеждать в искушениях, преодолевать гордыню и обретать духовную мудрость. Мужественное перенесение болезни или «вольное страдание» оценивается в святоотеческом предании как подвиг. Во-первых, подвиг интеллектуальный, то есть разумное постижение подлинного устроения человека и благоустроенности мира. Во-вторых, подвиг нравственный, в котором человек сознательно принимает и соглашается терпеливо и смиренно переносить страдания. В-третьих, подвиг духовный – молитвенный, благодарственный. Душа, предавшаяся воле Божией, в молитве переносит всякую болезнь легче. «Господи, Ты видишь мою болезнь; Ты знаешь, как я грешен и немощен; помоги мне терпеть и благодарить Твою благость». Через эти подвиги, рожденные из нужды болезни, очищается наш ум, сердце, все наше существо от мрака заблуждений и греха, получает силы для перерождения и преодоления болезней.

Современный человек – наследник величайшей и драгоценнейшей традиции. Сотни лет характер и уровень развития медицинских знаний находился в гармоничной связи с христианской антропологией, в частности, с постановкой и решением проблемы взаимоотношения души и тела.

Христиане везде и всегда верили и были тверды в убеждении, что «субстанция души наделена естественными способностями, чья деятельность независима от каких бы то ни было телесных органов... Такие способности относятся к более высокому уровню, чем телесность, и намного превосходят ее возможности». Несомненно, под влиянием христианской антропологии Парацельс рассматривал физическое тело человека «лишь как дом, в котором обитает истинный человек, строитель этого дома; поэтому, рассматривая и изучая этот дом, нельзя забывать главного строителя и истинного хозяина – духовного человека и его душу».

Именно христианское понимание неразрывности души и тела, «ибо связь неразрывна», способствовало становлению суггестивной терапии (терапии внушения), которая с XVI века рассматривается как необходимая и эффективная составляющая любого терапевтического воздействия. Уже в эту эпоху врачебное сообщество было убеждено, что успешность лечения во многом определяется верой пациента в Бога и его доверием врачу: «Тот, кто больше верит, излечивается лучше».

Верность христианской традиции сохраняет и современный человек, ибо неоднократно пережил целительный дар веры, испытал на себе и удостоверился в том, что «сущность православной духовности в том, что она целительна, она исцеляет немощи человека и создает из него личность».

Феномен веры личности в православной антропологии является ключом к пониманию человеческого устроения. «Личность есть несводимость человека к природе». Вера личности отличает человека от его телесности. Личность человека есть то «я», «кто, содержа в себе свою природу, природу и превосходит». Это превосходство заключает в себе возможность для человека быть причастным Высшему бытию – Богу, а значит, возможность быть исцеленным, превратиться из явления временного, болезненного, немощного в существо богоподобное и вечное, то есть обрести спасение.

 

 

О СУЩНОСТИ И СМЫСЛЕ БОЛЕЗНИ

Попытки постижения сущности болезней человека и их преодоления – постоянная задача не только медицины, но и христианского богословия. Тем не менее общность задачи не предполагает одинаковых подходов к ее решению. Медицина и христианское вероучение – два различных способа решения одной задачи. Сохранить понимание единства основной задачи христианства и врачевания чрезвычайно важно и для каждого человека, будь то врач или пациент, и для культуры в целом. Утрата понимания этого единства порождает патологию смысла действий человека. Призывы к отказу от медицинского лечения – это симптом патологии смысла существования у верующего человека. Понимание врачами своей работы вне контекста христианского богословия и антропологии – это симптом патологии смысла медицинской деятельности.

Определение сущности заболевания, то есть выявление закономерностей его возникновения, течения и исхода, – основная проблема современной теоретической и практической медицины. Проникновение на молекулярный уровень «организации» болезни открывает все новые возможности для диагностики и терапии патологических процессов. Однако углубляясь в клинико-анатомическую и генетическую сущность многочисленных заболеваний отдельных органов и функций, нельзя сбрасывать со счета понимание организма как единой целостной системы и человека как личности, живущей в «метафизической среде» смыслов, знаков и значений, социальных связей и нравственных отношений. Без знания закономерностей духовно-нравственной организации жизни личности врач утрачивает способность видеть перспективу течения и лечения патологического процесса.

В течение многих лет обучения в вузе, последующих форм повышения квалификации врач постоянно включен в систему государственного образования, позволяющую совершенствовать понимание сущности той или иной патологии, форм, методов, средств ее лечения. Но знание, раскрывающее проблему смысла болезни, знание богословское по своей сути, остается, к сожалению, вне учебных программ.

Тем не менее не только пациенты, но и многие врачи ставят перед собой вопросы о смысле болезни: «За что?», «Почему?», «Что это означает?» Особенно часто они возникают, когда болезнь внезапно поражает практически здоровых людей, ведущих здоровый образ жизни, или когда неизлечимо заболевают дети, или когда, казалось бы, испытанные, эффективные медицинские средства оказываются бессильными и человек умирает.

Как говорят, в своих попытках дать ответы на эти вопросы «медицина бессильна». И это не случайно, так как это – вопросы смыслозначимого (семантического), богословского уровня.

Христианское богословие – одна из древних и «строгих», в смысле логической точности, наук. Не в последнюю очередь появление первых университетов в Европе в XI-XII веках было связано с потребностями освоения и развития богословия. Но, как и любая другая наука, богословие, транслируя свои принципы и достигая массового сознания, не в состоянии избежать профанации (лат. profanus – непосвященный, непросвещенный, темный). Самыми распространенными формами упрощенного смысла болезни, как среди пациентов, так и среди врачей, является понимание болезни исключительно только как Божией кары и наказания, которое в свою очередь воспринимается исключительно в юридическом контексте действий «преступление – наказание».

Взгляд на болезнь, возникающую как наказание и кара человеку за преступления и беззакония, действительно присутствует в Ветхом Завете. Господи! не в ярости Твоей обличай меня и не во гневе Твоем наказывай меня... Нет целого места в плоти моей от гнева Твоего... ибо беззакония мои превысили голову мою... смердят, гноятся раны мои от безумия моего (Пс. 37, 2,4, 5, 6).

Но помимо данного конкретного, ситуационного смысла «ран» в Ветхом Завете, болезнь имеет ряд других значений, раскрытие которых принципиально и важно для спасения и исцеления человека. Среди них:

– болезнь как проявление несовершенной, тленной природы падшего человечества;

– болезнь как испытание в верности Богу;

– болезнь как призыв к покаянию и осмыслению своей жизни;

– болезнь как искупительная жертва.

В Новом Завете перечисленные смыслы не «нарушаются», но «исполняются», наполняясь новым откровением.

 

Вторую часть можно прочитать по этому адресу:   



          


Может быть интересным



Реклама


Реклама


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

управление размером текста

Α + Увеличить | α - Уменьшить

разделы сайта

обратите внимание

ThePrayerBook.info - Молитвенник также (паралельно) доступен и по короткому адресу pb.pe

Админситарция сайта ищет соавторов для дальнейшего ведения сайта. Желающим обращаться через форму обратной связи

опрос

Обращаете ли Вы внимание, к какому патриархату относится храм?

Все опросы

Реклама

Православные фильмы онлайн