молитвенник, сборник молитв, молитвы на каждый день, молитвы против недугов, это должен знать каждый, православная литература, архив mp3, редкие молитвы, православные посты, просьбы о помощи, vjkbndtyybr, ghfdjckfdbt, православие

Святитель Иоанн Златоуст

Слово о том, что кто сам себе не вредит, тому никто вредить не может

1. Знаю, что для людей грубых, пристрастных к настоящему, прилепившихся к земле и раболепствующих чувственным удовольствиям, а к духовным предметам не очень расположенных, настоящее слово покажется необычным и странным; они будут и громко смеяться и осуждать нас, как будто мы с самого начала речи говорим невероятное. Однако мы не оставим своего намерения, но по этому самому особенно и приступим с великим усердием к доказательствам того, что предложили. И если такие люди захотят, не смущаясь и не тревожась, дождаться конца беседы, то я уверен, что они согласятся с нами, будут осуждать самих себя за прежнее заблуждение, станут говорить противное, извиняться и просить прощения в том, что они имели неправильное понятие о вещах, и много будут благодарить нас, как больные благодарят врачей, избавившись от болезней, мучивших их тело. Поэтому не высказывай мне имеющегося у тебя теперь суждения, но подожди следствий наших слов, и тогда ты в состоянии будешь произнести неложный приговор, так как ничто по неведению не помешает истинному суждению. Так и по житейским делам заседающие судьи, хотя видят, что первый оратор говорит сильно и все потопляет своим красноречием, не решаются произнести приговор прежде, нежели выслушают с долготерпением и другого, противоречащего ему; но хотя бы первый казался говорящим правду, они сохраняют беспристрастное внимание и для другого. В том и состоит достоинство судей, чтобы, со всею точностью узнав дело с обеих сторон, потом произносить собственное суждение. Так и теперь общее у людей предубеждение, с течением времени укоренившееся в умах многих, точно какой оратор, по всей вселенной возвещает и говорит так: все низвратилось, в роде человеческом, везде великое смятение, ежедневно многие терпят обиды, угнетения, притеснения, ущерб, слабые от сильнейших, бедные от богатых; и как невозможно исчислить волн морских, так и множества обижаемых, угнетаемых, страждущих; ни действие законов, ни страх судилищ, и ничто не останавливает этой заразы и болезни, но с каждым днем умножается зло; везде стон, плач, слезы обижаемых, и поставленные для исправления этого судьи сами увеличивают бурю и усиливают болезнь. Поэтому многие из неразумных и несчастных, впадая в необычайное неистовство, обвиняют Промысл Божий, когда видят, что смиренного часто влекут, терзают, мучат, а дерзкий, наглый, бесчестный и происшедший от бесчестных обогащается, облекается властью, бывает для многих страшен, причиняет бесчисленные бедствия смиренным, и эти несправедливости бывают и в городах, и в селах, и в пустынях, и на суше, и на море. Итак, нам необходимо предложить это слово для опровержения вышесказанного, выступив на подвиг, хотя необычный и страшный, как я вначале сказал, но благопотребный, справедливый и полезный для тех, которые хотят внимать и поучаться. В нем будет доказано (не бойтесь же), – что каждый обижаемый не от других терпит вред, но сам от себя.

Святитель Иоанн Златоуст

Похвала всем святым, во всем мире пострадавшим

1. Еще не прошло семи дней после того, как мы совершали священное торжество Пятидесятницы, и вот опять настиг нас лик мучеников, или – лучше – ополчение и воинство мучеников, ничем не уступающее ополчению ангелов, которое видел патриарх Иаков (см. Быт. 32, 2), но подобное ему и равное. Мученики и ангелы различаются только именами, а делами соединены: ангелы обитают на небе, и мученики также; первые не причастны старости и бессмертны, и мученики будут иметь то же. Но те получили бестелесное естество? Что же? И мученики, хотя облечены телом, но бессмертным, или – лучше – еще прежде бессмертия смерть за Христа украшает тела их больше бессмертия. Не так светло небо, украшаемое хором звезд, как тела мучеников, украшаемые светлой кровью ран, так что, умерши, они сделали величайшее приобретение и еще прежде бессмертия восприняли награды, получив от смерти венцы. Умалил еси его малым ним от ангел, славою и честию венчал еси его, говорит Давид о естестве человеческом вообще (Пс. 8, 6); но и это малое Христос пришедши восполнил, осудив смертию смерть. Впрочем, я не это доказываю, но то, что и этот недостаток, смерть, сделался приобретением, так как, если бы они не были смертными, то не сделались бы мучениками; если бы не было смерти, то не было бы и венца; если бы не было кончины, то не было бы мученичества; если бы не было смерти, то Павел не мог бы говорить: я каждый день умираю: свидетельствуюсь в том похвалою вашею, <... > которую я имею во Христе Иисусе (1 Кор. 15, 31); если бы не было смерти и тления, то он также не мог бы говорить: радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых (Кол. 1, 24). Итак, не будем скорбеть, что мы стали смертными, но будем благодарить, что смертью открыто нам поприще мученичества; чрез тленность мы получили возможность наград, отсюда имеем мы повод к подвигам. Видишь ли премудрость Божию, как Он величайшее из зол, верх нашего бедствия, введенный диаволом, то есть смерть, обратил нам в честь и славу, ведя чрез нее подвижников к наградам мученичества? Что же? Будем благодарить диавола за смерть? Да не будет: не по его мысли – это добро, но дар премудрости Божией; он ввел, чтобы погубить людей и, возвратив в землю, отнять у них всякую надежду спасения, но Христос, взяв это, изменил, и чрез смерть опять возвел нас на небо. Поэтому никто да не осуждает нас, если я назвал весь сонм мучеников ликом и воинством, приписав одному предмету два противоположные названия; лик и воинство – названия противоположные, но здесь оба они соединились вместе: (мученики) шли на мучения с удовольствием, как ликующие, и вместе, как воинствующие, оказали всякое мужество и терпение и победили противников. Если посмотришь на существо событий, то эти события – сражение, война и ополчение; а если исследуешь смысл событий, то совершившееся – ликования, празднества, торжества и величайшее удовольствие.

Святитель Иоанн Златоуст

К Стагирию подвижнику, одержимому демоном.

 

СЛОВО ПЕРВОЕ

Стагирий, происходивший из знатного и богатого дома и воспитанный в правилах христианской веры, по благочестивому настроению своему отказавшись от богатства и мирских занятий в Антиохии, посвятил себя подвижнической жизни отшельников, в которой вскоре, по попущению Божию, подвергся действию демона (беса или злого духа), страдал припадками беснования, причинявшими ему такие мучения и такое душевное уныние, что он покушался даже лишить себя жизни. Св. Иоанн Златоуст, узнав о бедственном состоянии Стагирия, с которым находился в дружеских отношениях, желал доставить ему духовное утешение посредством письменных увещаний, не имея возможности лично посетить его по причине собственной болезни, постигшей его после подвигов в пустыне в конце 380 г. по Р. X. В это время или в начале 381 года и могли быть написаны предлагаемые три слова святителя.

Святитель Иоанн Златоуст

Беседы о статуях, говоренные к антиохийскому народу

 

 

Знаменитые беседы к Антиохийскому народу о статуях произнесены святым Иоанном Златоустом в св. четыредесятницу 388 года. Поводом к их произнесению послужил страшный мятеж, произведенный в Антиохии уличной чернью, которая оскорбила и разбила императорские статуи (см. I т., стр. ХLIII и сл.). Первая беседа была произнесена еще до мятежа, но вторая уже после мятежа, о чем ясно говорит и ее содержание. Всех бесед было произнесено 21, и в них с поразительною живостью изображается состояние Антиохии в это страшное время.

Святитель Иоанн Златоуст

К Феодору падшему

Увещание 1-е.

Феодор, к которому относятся предлагаемые Увещания, написанные около 369 года по Р. Х., был сверстником и другом Св. Иоанна Златоустаго и вместе с ним в юности посвятил себя подвигам отшельнической жизни, но вскоре оставил их для занятий и удовольствий мира. Св. Иоанн в своих Увещаниях призывал его к раскаянию изображением гибельности состояния грешников, кратковременности и тщетности настоящих благ, изложением грозных и утешительных истин Христианской веры и другими убеждениями, которые подействовали на падшего Феодора, так что он возвратился в общество отшельником и впоследствии был возведен в сан епископа мопсуестского.

Святитель Иоанн Златоуст

 

О СОКРУШЕНИИ.

 

Два слова о душевном сокрушении написаны св. Иоанном Златоустым по просьбе благочестивых и близких к нему лиц, которых имена поставлены в заглавии этих слов, монаха Димитрия и Стелехия, в конце 374 или в начале 375 года по Р. Х., когда он сам, по посвящении в церковного чтеца св. Мелетием, епископом антиохийским, поселился в обители иноков, проводивших подвижническую жизнь на смежных с Антиохиею горах, о чем ясно говорится в первом слове (отдел. 6).

Может быть интересным

Святитель Иоанн Златоуст

 

БЕСЕДЫ О ПОКАЯНИИ

 

БЕСЕДА ПЕРВАЯ

О покаянии, по возвращении из села

1. Помнили ль вы о нас, когда мы в течение этого времени были в разлуке с вами? Я так никогда не мог забыть вас, но, и оставив город, не оставил памяти о вас. Как любители красивых тел, куда бы ни пошли, везде носят с собою любимый образ, так и мы, возлюбив красоту вашей души, всегда носим с собою прекрасный образ вашего духа. И как живописцы, смешивая различные краски, делают изображения тел, так и мы, вашу ревность к собраниям, усердие к слушанию, благосклонность к проповеднику, и все другие добрые дела смешав, как бы различные краски добродетели, начертали образ вашей души, и, поставив его пред очами ума, от созерцания его получали немалое утешение в разлуке с вами. И этим мы занимались постоянно – и когда сидели дома и вставали, и когда ходили и отдыхали, и когда входили и выходили, всегда представляли себе вашу любовь. И этим созерцанием услаждались мы не только днем, но и ночью; с нами тогда было то же, о чем сказал Соломон: я сплю, а сердце мое бодрствует (Песн. 5, 2); потребность сна смыкала наши вежды, но сила любви вашей пробуждала от сна очи души моей; и часто казалось мне, будто я во сне беседую с вами. И в самом деле, душа обыкновенно ночью представляет то, о чем размышляет днем; это же было тогда и с нами: и не видя нас плотскими глазами, я видел вас очами любви, и не бывши с вами телом, был с вами душою, а уши мои постоянно оглашались вашим воплем. Поэтому, хотя болезнь телесная и побуждала меня оставаться там (в селе) долее и пользоваться целительным для плотского здоровья воздухом, но сила любви вашей не позволяла этого, напротив, вопияла и не переставала докучать дотоле, пока не заставила меня встать еще раньше надлежащего времени и ваше сообщество поставить наравне и с здоровьем, и с наслаждением, и со всем, что только есть доброго. И мы, склонившись на ее убеждения, лучше захотели возвратиться с остатками болезни, чем, стараясь о совершенном исцелении от немощи телесной, опечаливать долее любовь вашу. Живя и там, я слышал ваши упреки, – частые письма доносили их до нас; и упрекающим я внимал не менее, чем хвалящим, потому что упреки те были выражением души, умеющей любить. Вот почему я встал и поспешно пришел; вот почему я никогда не мог выкинуть вас из своего ума! И что удивительного в том, что я, живя в селе и наслаждаясь свободою, помнил о вашей любви, когда Павел, обложенный узами, живя в темнице и видя бесчисленное множество грозивших ему опасностей, – и в темнице, как бы среди луга, помнил о братиях, и писал им так: как и должно мне помышлять о всех вас, потому что я имею вас в сердце в узах моих, при защищении и утверждении благовествования (Флп. 1, 7)? Снаружи цепь от врагов, а внутри цепь любви к ученикам; но наружная (цепь) скована из железа, а внутренняя составлена из любви; ту часто он и снимал, а этой никогда не разрывал. Напротив, как жены, испытавшие болезни рождения и сделавшиеся матерями, всегда привязаны бывают к своим детям, где бы они ни были, так, или еще гораздо крепче их, и Павел всегда привязан был к ученикам своим, и тем крепче, чем болезненнее духовное рождение плотского. В самом деле, и он был в муках рождения, и не однажды, но для одних и тех же дважды, и потому вопиял: дети мои, для которых я снова в муках рождения (Гал. 4, 19). Этого никогда не может испытать жена, никогда не вытерпит она в другой раз те же муки рождения; а Павел вытерпел то, чего нельзя видеть в природе, – он снова зачал тех, которых уже раз родил, снова перенес для них жестокие муки рождения. Поэтому, желая пристыдить их, он и говорил: для которых я снова в муках рождения, как бы так говоря: пощадите меня; никакой сын в другой раз не подвергал матернего чрева мукам рождения, а вы заставляете меня терпеть это. Притом, те болезни мучат одно мгновение и прекращаются, коль скоро дитя выйдет из утробы матерней, а эти не так, напротив, продолжаются даже по целым месяцам. Павел часто по целому году был в муках рождения и не мог родить зачатых им. Там труд плоти, а здесь болезни терзают не чрево, но поражают самую силу души. И чтобы увериться, что эти болезни (духовного рождения) тяжелее, (подумай), какая мать решилась когда-либо пойти в геенну за своих детей? А Павел не только решается пойти в геенну, но и желает отлучен быть от Христа, только бы ему родить иудеев, для которых он всегда и непрерывно был в муках рождения; и как это не сбывалось, то он с горестью говорил: великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему (Рим. 9,2). И здесь опять: дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос! (Гал. 4, 19). Что блаженнее той утробы, которая могла рождать таких детей, кои способны иметь в себе Христа? Что плодоноснее той, которая родила всю вселенную? Что сильнее той, которая родившихся и возросших недоносков могла снова зачать и преобразовать? Это в естественных родах невозможно. Но почему Павел не сказал: дети мои, которых я снова рождаю, но для которых я снова в муках рождения, – хотя в другом месте говорит о себе, что он рождает: я родил вас во Христе Иисусе (1 Кор. 4, 15)? Потому, что там он хотел показать только сродство, а здесь старался выставить и труд. Как же он называет чадами тех, которые еще не родились? Если он болезнует, значит, еще не родил: как же называет чадами? Дабы ты знал, что он терпит уже не первые муки рождения, и этого довольно было, чтобы пристыдить их (галатян). Я, говорит, был уже раз отцом и перенес для вас, какие следовало, муки рождения; и вы раз сделались уже чадами: для чего же снова подвергаете меня вторичным мукам рождения: для чего же снова терзаете меня болезнями? В самом деле, падения верных причиняли ему не меньшую скорбь, чем и (грехи) еще неуверовавших: невыносимо тяжко было видеть, как они (верующие), после участия в таких таинствах, уклонялись в нечестие. Поэтому он весьма горько и жалобнее всякой жены плакал и говорил: дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос! (Гал. 4, 19). А это говорил он для того, чтобы в то же время и ободрить и устрашить (галатян). Показав, что Христос не вообразился в них, Павел поверг их в смущение и страх; а дав понять, что Он может вообразиться, – опять возбудил в них бодрость. Слова доколе не изобразится – показывают и то, что (Христос) еще не вообразился, и то, что Он может снова вообразиться. Если б это было невозможно, то (Павел) напрасно бы говорил им: доколе не изобразится в вас Христос, – и льстил бы их суетными надеждами.

Иоанн Златоуст

Уроки о воспитании

 

 

1. Родить детей есть дело природы, но образовать и воспитать их в добродетели — дело ума и воли.

2. Под долгом воспитать своих детей я разумею не одно то, чтобы не допустить их умереть с голоду, чем люди, кажется, и ограничивают свои обязанности по отношению к детям. Для этого не нужно ни книг, ни постановлений: об этом весьма громко говорит природа. Я говорю о попечении образовать сердца детей в добродетели и благочестии — долг священный, которого нельзя преступить, не сделавшись виновным в некоторого рода детоубийстве.

3. Эта обязанность обща как для отцов, так и для матерей. Есть отцы, которые не щадят ничего, чтобы доставить детям своим учителей в удовольствиях и потворствовать прихотям их, как богатых наследников, а чтобы дети были христианами, чтобы упражнялись в благочестии, — до этого им мало нужды. Преступное ослепление! Этой-то грубой невнимательности должно приписывать все беспорядки, от которых стонет общество. Положим, что вы приобрели для них большое имущество, но если они не будут уметь благоразумно вести себя, оно сохранится у них недолго. Имущество будет расточено; оно погибнет с обладателями своими, оно будет самым печальным для них наследием.

Преподобный Серафим Саровский

 

Радость моя

 

О ночном бодрствовании

В последней из молитв, читаемых священником в начале вечерни, из так называемых светильничьих, Святая Церковь просит Бога даровать нам, чтобы мы "и на ложах наших умиляющеся, поминали и в нощи имя Его". Из этого, как видите, открывается для нас то, что мы должны не всю ночь предаваться сну, но часть ночи бодрствовать и молиться Богу.

Но почему же это именно так? Почему и часть ночи должна быть нами посвящаема Богу? Почему и ночью молиться должны мы?

Во-первых, потому что Господь возлюбил ночное время и Сам поучает нас ночной молитве. Ночью Он родился, в ночное время любил уединяться для молитвенных бесед с Богом Отцом Своим, когда было еще темно (Ин. 20,1), последовало и преславное Его Воскресение. И, наконец, Сам же Он говорит: Что вы спите? встаньте и молитесь, чтобы не впасть в искушение (Лк. 22,46).

Во-вторых, часть ночи мы должны посвящать Богу потому, что так поступать учат нас святые отцы. Свт. Иоанн Златоуст говорит: "Не для того дана нам ночь, чтобы мы только спали... но должно разделить ее на две части: одну на дело, а другую на покой... И вы вставайте ночью и прежде всех дел сотворите Богу молитву, чтобы Он милость Свою подал вам" (из Пролога на 12 апреля).

И прп. Ефрем Сирин учит: "Не почитай для себя приобретением сон и телесное упокоение; приобретение же и упокоение для человека – непрестанно принуждать себя к делу Господню. Итак, будем принуждать себя, возлюбленные, чтобы Господь, придя, нашел нас бодрствующими и сподобил блаженства Своего, ибо Сам Он сказал: Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими (Лк. 12,37).

В-третьих, должны мы предаваться ночному бодрствованию и молитве потому, что они могут низвести на нас великие милости Божии. Так бодрствовал Самуил, неоднократно званный, ни однажды не обленился он встать, хотя был еще отроком, и за это удостоился беседы с Богом, соделался исполнителем воли Его и великим пророком.

Утруждался Давид: Утрудихся воздыханием моим, измыю на всяку нощь ложе мое, слезами моими постелю мою омочу (Пс. 6,7). И вследствие сего услышал Господь глас плача его, услышал моление его и молитву его приял (см: Пс. 6,9-10). Наконец, не спали в ночь Рождества Христова пастухи, которые содержали ночную стражу у стада своего... И сказал им Ангел: не бойтесь, я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь (Лк. 2,8-11).

В заключение скажем, что бодрствовать и молиться в ночное время мы должны и в подражание святым, которые в этом случае представляют иногда примеры поразительные. Вот что, например, говорится о блаженном Серафиме Саровском. "Во всю жизнь свою он не переставал во всем покорять плоть свою духу и особенно подвизался против сна. Несмотря на преклонные лета и слабые силы, он спал иногда в сенях, а иногда в келии в таком положении: он сидел, прислонившись спиной к стене и протянувши ноги; иногда преклонял свою голову на камень или на деревянный обрубок, а то просто повергался на мешках с сухарями или кирпичах и поленьях, которые находились в его келий. Приближаясь же к последним минутам своего отшествия в вечность, он так усугубил подвиг свой против сна, что нельзя было без удивления и ужаса смотреть на подвижника: он становился на колени и спал ничком к полу, на локтях, поддерживая голову руками. Кровати же всю жизнь не имел. Время же, которое оставалось от занятий с приходящими, он проводил в молитве, и уже не столько за себя, а более за всех живых и умерших христиан".

Итак, по примеру Самого Господа и по учению Его, а также по учению святых отцов и вследствие того, что ночные бодрствование и молитва низводят на человека великие милости Божии, и, наконец, по примеру угодников Божиих мы и сами должны поминать Господа на постели нашей (см.: Пс. 62,7) и на ночном ложе искать Его (см.: Песн. 3,1). Будем же поминать и будем искать Его. Пусть и в ночи сердце и ум наш бодрствуют и внимают тому, как сладкий глас Господа, зовущий к беседе с Ним, стучится в двери душ наших (см.: Песн. 5,2). Аминь.

Преподобный Серафим Саровский

Духовные наставления инокам и мирянам

 

 

ОТ РЕДАКЦИИ

 

Преподобный Серафим - один из наиболее почитаемых и горячо любимых святых как в России, так и во всем мире. Бережно собранные поучения его содержат великую мудрость Православия, вбирают в себя опыт духовной жизни Святых отцов древности и самого батюшки.

История издания наставлений преподобного Серафима вкратце следующая.

В 1837 году живший в Троице-Сергиевой лавре Саровский постриженник иеромонах Сергий составил первое жизнеописание старца Серафима, в которое вошли в качестве приложения наставления Преподобного.

Через наместника лавры, архимандрита Антония, житие было представлено на рассмотрение митрополиту Филарету. Тщательно просмотрев в рукописи наставления Преподобного, святитель писал в 1838 году архимандриту Антонию: "Посылаю вам, отец наместник, просмотренные мною поучения или Духовные наставления отца Серафима. Я позволил себе переменить или дополнить некоторые выражения частию, чтобы язык был правильнее, частию, чтобы мысли, не довольно полно или не довольно обыкновенно выраженные, оградить от неправильного разумения или от прекословии. Посмотрите и скажите мне, можно ли думать, что я не переиначил или не повредил где-либо мыслей старца".

30 декабря 1838 года Духовные наставления преподобного Серафима были разрешены к печати Московским Духовно-Цензурным Комитетом и в 1839 году они появились в свет. В книгу вошли 33 наставления "отца Серафима, Саровской пустыни иеромонаха, пустынника и затворника".

4-е издание жития преподобного Серафима 1856 года насчитывало 40 наставлений; в книге Н.В.Елагина - 31.

В книгу Л.И.Денисова вошли 43 наставления, заимствованных у иеромонаха Сергия из издания 1839 года (33), у архимандрита Сергия из 4-го издания 1856 года (9) и у Елагина из издания 1863 года (1).

Данная брошюра содержит наиболее полное собрание наставлений Преподобного. Большей частью они взяты из книги "Житие преподобного и богоносного отца нашего Серафима, Саровского чудотворца", составленного Л.И.Денисовым; к ним присовокуплены фрагменты отдельных наставлений из книги "Житие старца Серафима, Саровской обители иеромонаха, пустынножителя и затворника", отсутствующие в издании Денисова. И так как в текстах указанных книг имеются разночтения, нами выбирался наиболее ясный и богословски глубокий вариант.

Цитаты Священного Писания приводятся в данной брошюре курсивом.

Может быть интересным

Протоиерей Сергий Булгаков

Жизнь за гробом

Предисловие

 

Жизнь за гробом, жизнь будущего века, облечена тайной, и все попытки нашего разума понять смерть и проникнуть в ее царство остаются тщетными. Одни лишь крылья веры помогают нам возноситься к этим недоступным границам и один лишь духовный опыт дает возможность говорить о загробной жизни, но и то лишь "гадательно, и как бы сквозь тусклое стекло". Распахнуть дверь в эту область может только сама смерть.

Откровение о жизни за гробом дается иным из нас еще здесь на земле, но мало кому удается поведать об этом другим. Однако душа наша жаждет этого откровения и не может примириться со смертью, понимаемой только как окончание жизни.

Вследствие этого нам показалось уместным и нужным приблизить ко всеобщему пониманию духовный опыт человека, который был одновременно и мыслителем, и священником, и пастырем, и учителем.

Отец Сергий Булгаков был воистину служителем и созерцателем Тайн Божиих : его мудрость питалась его верой, а веру свою он черпал из предстояния алтарю. Но, в отношении тайны смерти и жизни за гробом, ему было дано еще особое откровение. Дважды он находился на пороге смерти, почти за гранью жизни. Но болезнь и физические страдания не погасили в нем силы мысли, и, по своем выздоровлении, он осознал и продумал этот духовный опыт в ряде богословских глав; последние являются однако чем-то большим, чем только размышления: ибо они суть живое свидетельство о том, что смерть есть начало новой жизни и, в качестве таковой, несет в себе великое утешение. "Кому было дано волею Божией приблизиться к этому краю бездны", писал он впоследствии, "да будет он вестником оттуда, которое для каждого некогда станет туда и там"

Для каждого! Ибо все мы теряем наших близких и все идем вслед за ними. Поэтому проповедь о.Сергия о жизни после смерти должна быть обращена ко всем, должна быть доступна для каждого. Этой цели и служит настоящее издание. Ибо богословские сочинения о.Сергия трудны и малодоступны. Поэтому мы выделили из них все, что касается данной темы, ничего не изменив в его мысли, но только сократив и выпустив мало понятную богословскую терминологию и сконцентрировав все цитаты вокруг одной темы благовестия смерти.

Да пошлет Господь Иисус Христос Свое утешение всем жаждущим Его - устами Своего верного служителя, протоиерея Сергия.

Валентина Зандер

Силуянова И.В.

 

Антропология болезни - часть 1

Данная книга представляет собой сборник статей Ирины Васильевны Силуяновой – профессора, доктора философских наук, заведующего кафедрой биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета, заместителя председателя Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московской Патриархии. Автор глубоко и эмоционально вводит читателя в круг новой для россиян проблематики биомедицинских технологий, освещает замалчиваемые проблемы. Так раскрывается антропологический подход к болезни – увидеть ее истинные причины в нарушении целостности устроения человека, в образе его жизни.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Наверное, каждый россиянин хотя бы раз в жизни слышал или произносил такое присловье: «Главное – здоровье!» Теперь, в новых условиях, когда наука и медицина из служения людям, которое в своей идеологической основе базировалось на христианском смысле жизни и таком же мировоззрении, превращаются в сферу услуг, то есть в бизнес, появилась дополнительная возможность делать деньги, используя ставший общим местом тезис о важности быть здоровым. Вот здесь и кроется главная опасность для людей. При дальнейшем отходе от христианской нравственности усиливается в сердцах врачей и ученых, давно потерявших или не нашедших Христа, вероятность окончательной победы любви к деньгам над любовью к людям. Запад, как всегда, впереди; но ведь со времени прорубания окна в Европу наши «передовики», без оглядки на Россию и ее культуру, стремятся быть послушными учениками Европы, а с середины XX века – и Америки. А там уже появился доктор-смерть, убивший чуть ли не сотню пациентов. Бедных американцев кормят продуктами генной инженерии, не думая, что с ними будет потом. В результате секс-просвещения количество абортов среди школьниц превышает российский показатель в 10 раз! А сколько в «цивилизованном» обществе уже умерло людей, причем молодых, от СПИДа и наркотиков?

«Перестройкой» был поднят железный занавес. Впоследствии к нам проникли тоталитарные секты, наркотики, порнография, американские телеигры и голливудский ширпотреб, рэкет, наипримитивнейшая эстрада, секс-просвещение, проституция, торговля людьми, желтая пресса, мошенничество и воровство в астрономических масштабах. Список можно продолжить. Но на «свободном» Западе люди, которые не согласны с жизнью по закону греха, давно уже завоевали право против нее протестовать. Биоэтика, которая возникла на западной почве, препятствует скорому перерождению народов, бывших некогда христианскими, в зверей или демонов. На принципах биоэтики разработаны законы, ограничивающие произвол денежного мешка и заставляющие их считаться с мнением неравнодушных людей, пусть и довольно конформистским, но все же носящим на себе следы христианской морали. У нас складывается по-другому: пока не выработан хоть какой-то малограмотный закон, – делай, что хочешь. И ловкие, жадные до денег люди этим пользуются – каждый в той области, где имеет квалификацию или связи.

Но в измученной, ограбленной, больной, обманутой России-матушке тоже стали возникать группы людей разных сословий, которые объединяются для созидательной деятельности. Так, с благословения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия при Московской Патриархии возник Общественно-церковный совет по биомедицинской этике, который ставит скромную задачу: выработку документов, с христианских позиций анализирующих явления в сфере биологии и медицины. Совет не разрабатывал законов, запрещающих преступную с христианской точки зрения деятельность, не обличал поименно своих оппонентов. Его деятельность базируется только на благословении священноначалия и энтузиазме его членов. Но результат уже есть. Разработан ряд очень важных документов, которые со всех сторон освещают замалчиваемые проблемы. Появились сторонники и противники, причем как в светской, так и в церковной и околоцерковной среде. Началось изучение аналогичных документов, разработанных в других странах и Церквах. Есть и настоящие победы. Некоторые противники совета стали менять свои позиции, поняв, что они противоречат христианской морали. Стали появляться первые книги и брошюры на биомедицинские этические темы. Разработан государственный учебный стандарт по дисциплине «Биомедицинская этика».

В совет, возглавляемый ректором Санкт-Петербургской духовной академии архиепископом Константином, входят богословы, священнослужители, врачи, ученые, юристы, которых объединила помимо православной веры идея сопротивления бессовестному обману доверчивых людей со стороны недобросовестных и проникнутых духом антихриста людей. Совет также ставит задачу вооружить наших православных священнослужителей квалифицированно высказанным мнением верующих людей, которые не только хорошо разбираются в тонких вопросах современных биомедицинских технологий, но и сами профессионально работают в этих областях. К ним относится и Ирина Васильевна Силуянова, доктор философских наук, профессор, заведующая кафедрой биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета. Ее исследования и публикации, представленные в данной книге, активно использовались для выработки документов совета.

Ирина Васильевна Силуянова является известным и уважаемым автором. Ее книги мгновенно расходятся и читаются с большим интересом, так как очень толково и эмоционально вводят читателя в круг этой новой для россиян проблематики.

Конечно, никто не обольщается насчет того, что наши скромные усилия смогут остановить столь мощный сатанинский напор продавшихся за деньги людей. Но мы верим и надеемся, что бескорыстное и смиренное служение Истине, которая есть Христос, в любой форме и на любом поприще поможет если не остановить, то хотя бы замедлить процесс падения человечества в бездну ада, из которой нет возврата. Мы верим, что усилия верных Богу людей помогут людям остановить падение в эту пропасть.

 Протоиерей Димитрий Смирнов

Вторую часть можно прочитать по этому адресу:  https://theprayerbook.info/729-antropologiya-bolezni-part-2.html

управление размером текста

Α + Увеличить | α - Уменьшить

разделы сайта

обратите внимание

Ищем соавторов для ведения сайта

опрос

Обращаете ли Вы внимание, к какому патриархату относится храм?



Другие опросы

Реклама