молитвенник, сборник молитв, молитвы на каждый день, молитвы против недугов, это должен знать каждый, православная литература, архив mp3, редкие молитвы, православные посты, просьбы о помощи, vjkbndtyybr, ghfdjckfdbt, православие

Архиепископ Михаил (Мудьюгин)
Православное почитание икон

ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ ОСHОВУ почитания икон можно усмотреть впоговорке: Лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать. Поуверениям психологов, человек зрением воспринимает 80процентов всей получаемой информации. Изображение помогает намвоссоздать в душе облик дорогого человека и смягчить больразлуки с ним. Чувства, питаемые к изображенному человеку, вкакой-то степени переносятся на само изображение. Если жеизображаемое лицо обладает в наших глазах ореолом святости, тоизображение, или икона, по-гречески, приобретает значениесвятыни. Священными объектами могут быть не толькоизображения, но и останки (мощи), место погребения, вещи,принадлежавшие чтимому лицу.
В этом исключительном значении зрительных впечатленийнадо искать причину настойчивого желания узреть Бога. Этожелание, как мы знаем из Священного Писания, овладеваломногими, начиная от Моисея (Исх. 33:18-23) и до ученикаХристова Филиппа, который просил: "Покажи нам Отца, и довольнодля нас" (Ин. 14:8).
Бог Отец ответил на это вековечное стремлениечеловечества к зрительному Его восприятию, послав нам СвоегоСына (Ин. 3:16), Который явил никогда до этого невиданногоБога (Ин. 1:18). Изображение (икона) Сына Божьего приобрелоисключительно важное значение с уходом Спасителя изматериального мира.
Между изображением обыкновенного человека или святого,Божьей Матери, и, тем более, Господа Иисуса, церковноесознание усматривает существенное различие. Икона есть нетолько изображение, но священный предмет, через которыймолящемуся подается благодать Божья, сообщается святость,идущая от Бога. И это происходит - кто бы ни был изображен наиконе: Господь, Его Пресвятая Матерь или кто-либо из святых,ибо Господь наш единственный Источник освящения и святости.

В горах Кавказа (Записки современного пустынножителя)



Предисловие автора



Принеси Богу юность твою, вземши иго Его, сядь наедине и умолкни.
(Плач Иеремии 3,27–28)
Бог одного от нас требует, чтоб сердце наше было очищаемо посредством внимания.

(Симеон Новый Богослов)


Предлагая вниманию благочестивых читателей свои многолетние записи о трудничестве жителей пустыни, хочу прежде всего напомнить, что многие из тех, о ком идет речь в этой книге, еще живы и подвизаются во славу Божию. По этой причине вместо их собственных имен они названы здесь: брат — основатель пустыни, брат-пчеловод, больной брат, брат-ленивец и т.п.
Книга эта предназначена в основном для узкого круга людей — членов Церкви Христовой. Причем именно для тех, которые живее и глубже других чувствуют не только свою вину в преступлении Заповедей Божьиих, но и желание очиститься и стремление к совершенству. По этой причине они облекаются в черные иноческие одежды — одежды пожизненного траура во свидетельство смерти души своей, берут в руки четки и днем, и ночью во многоболезненном сокрушении сердца имеют единственную заботу и единственное стремление: хотя бы в конце своей жизни приклонить к себе милость Божию через непрестанную молитву покаяния: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго.
К этим деятельным ревнителям благочестия, отстранившимся от широкого пути мира и безвозвратно направившим стопы ног своих по призыву Господа нашего Иисуса Христа на узкий и тернистый путь подвижничества, мы обращаем строки своего повествования, желая помочь им в деле аскетического преуспеяния, которое достигается лишь через деятельное усилие личной молитвы. Хотим также рассказать им о многих опасностях, которые непременно встречаются на этом подвижническом поприще, чтобы предостеречь их от возможных роковых ошибок.
Преподобные отцы с глубокой древности призывают всех ревнителей благочестия на это трудничество, которое они наименовали художеством из художеств и наукой из наук. Об этом они написали множество книг, где указывают методы, с помощью которых можно постичь великую науку молитвы.
Господь сказал: …бодрствуйте, молитесь (Мк. 13,33).
Апостол Павел добавил: Непрестанно молитесь (1 Фес. 5,17).
Святой Исаак Сирин на основании опыта современников и своего собственного заверил, что без непрестанной молитвы к Богу приблизиться невозможно. Однако надо заметить, что смыслу этой заповеди большинство членов Христовой Церкви не придают особого значения.
Но мы, обращая речь свою к редко обретающимся взыскателям непрестанной молитвы, взываем к ним словами преп. Парфения Киевского, который утверждал, что без уединения непрестанной молитвы не приобретешь, и к этому добавил, что и в уединении жить без непрестанной молитвы не сможешь.

Монах Меркурий, 1994 г.

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ ТВОРЕНИЙ

 

святителя

ИГНАТИЯ БРЯНЧАНИНОВА

 

Том II

 

По благословению

архиепископа Тернопольского и Кременецкого

СЕРГИЯ

 

Составление и общая редакция А. Н. Стрижев

 

Издательство «Паломникъ» благодарит игумена Андроника (Трубачева), игумена Василия (Донец) за разыскание текстов и А. М. Любомудрова за помощь в составлении и подготовке «Приложения» настоящего издания.

 

Второй том Полного собрания творений святителя Игнатия содержит значительное количество впервые публикуемых текстов, что позволит благочестивым читателям полнее представить размеры его плодотворной епископской деятельности в труднейших условиях кавказской действительности. Несомненно читательский интерес вызовут материалы, раскрывающие церковные взгляды епископа Игнатия на подготовку крестьянской реформы по отмене крепостной зависимости и возникшей в связи с этим полемической критикой радикалов. Историко-литературные разыскания показывают как твердо и решительно святитель Игнатий отстаивал истину в исключительно тяжелое для России время. В томе публикуются также документы, относящиеся к перемещению епископа Игнатия в Николо-Бабаевский монастырь.

 

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ ТВОРЕНИЙ
святителя
ИГНАТИЯ БРЯНЧАНИНОВА
Том I
 

Вступление

 

Истекло 12 лет [1] со дня мирной кончины приснопамятного Святителя-инока Церкви Русской XIX века, Преосвященнейшего епископа Игнатия Брянчанинова. Близко еще время его к нам, живы еще многие его современники, спостники, ученики, и между тем светлая личность свято почившего Святителя Божия высоко уже стоит над нами, светло светит нам светом христианских его добродетелей, подвигами строго иноческого его жития и аскетическими его писаниями. Краса иночества нашего века, Святитель является деятельным учителем иноков и не только в писаниях своих, но и во всей жизни своей представляет дивную картину самоотвержения, близкого к исповедничеству, борьбы человека со страстями, скорбями, болезнями, картину жизни, которая при помощи и действии обильной благодати Божией увенчалась победой, привлекла к подвижнику многие редкие дары Святого Духа. С благоговением следя за этим многострадальным и многоскорбным шествием подвижника к преуспеянию духовному и ясно созерцая при этом особое водительство Промысла Божия во всей его жизни, невольно ощущаешь живое познание веры в отеческое попечение о нас Бога, Творца и Спасителя нашего, и проникаешься желанием подражать, по мере сил, этому, современному нам, образцу совершенства христианского. Предоставляя будущему биографу подробную и обстоятельную оценку плодотворной деятельности незабвенного Святителя, мы, в настоящую минуту, решились предложить только краткое жизнеописание в Бозе почившего Преосвященного Игнатия, составленное по запискам ближайших его учеников и родного брата его Петра Александровича Брянчанинова, глубоко преданного ему в отношении духовном, разделявшего с ним уединение последних лет жизни его на покое в Николо-Бабаевском монастыре и пользовавшегося полным доверием и любовью как блаженного Святителя, так равно и сподвижника, друга его от ранних лет юности и до глубокой старости, Сергиевой пустыни схимонаха Михаила Чихачова, с которым начал он свой подвиг иноческий и вместе с ним проходил его до самого епископства, друга, пред которым Святитель не таил ни одного из событий своей жизни, и, наконец, — главное — руководились собственными повествованиями архипастыря-инока о своих немощах, борениях, скорбях, чувствах и благодатных ощущениях, которые изложены им в его творениях. Все сочинения вообще, а духовно-нравственные преимущественно, обладают тем свойством, что в них вполне точно выражается внутренняя жизнь их авторов. Таким образом, сочинения дают обильный материал биографу для начертания характеристики лица, этой существенной части жизнеописания; но чтобы в неложных чертах изобразить жизнь Преосвященного Игнатия, надлежит самому изучить и испытать нечто такое, что он изучал и испытывал. Изучение же здесь так мало доступно, опыты столь исключительны, что всего менее зависят от собственных усилий и воли человека. Кто Промыслом Божиим поставлен на подобную дорогу и отчасти введен в горнило подобных испытаний, лишь тот может знать всю особенность таких опытов и с этой стороны правильнее оценить деятельность представителя их. Жизнеописания особенно замечательных или передовых людей отличаются тем признаком, что в них, преимущественно, выказывается какая-нибудь одна сторона, с которой деятельность этих лиц особенно проявляется, которая отличает их резкими, характеристическими чертами и сосредоточивает на себе все внимание: это как бы лицевая сторона всей их деятельности, скрывающая за собой все прочие. В жизнеописаниях таких личностей необходимо схватывать этот признак и проводить его вполне от начала до конца жизнеописания; тогда оно будет иметь свойственную выдержку. В этом отношении жизнь Преосвященного Игнатия имеет особенное преимущество: она представляет такую отличительную сторону, которая совершенно выделяет его личность в ряду прочих, современных ему, духовных деятелей. Такую сторону его жизни составляет полное самоотвержение ради точного исполнения евангельских заповедей в потаенном иноческом духовном подвиге, послужившем предметом нового, аскетически-богословского учения в нашей духовной литературе, — учения о внутреннем совершенствовании человека в быту монашеском и отношений его к другим духовным существам, влияющим на него как по внутреннему человеку, так и со стороны внешней, или физической. Вот та особенность, которая отличает Преосвященного Игнатия в ряду прочих духовных писателей нашего времени, — особенность резкая, однако не всеми точно усматриваемая, верно различаемая.

 

ДОБРОТОЛЮБИЕ
в русском переводе святителя Феофана,
Затворника Вышенского

Том 5
 
 

Текст приводится по изданию Сретенского монастыря М. 2004, с корректировкой по изданию: САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 1877.

 

Предисловие
 

Се пятый и последний том Добротолюбия, совмещающий в себе остальные статьи Греческого Добротолюбия за исключением 1) двух книг – Петра Дамаскина, имеющихся в переводе Оптинской пустыни, – 2) глав Симеона Метафраста, извлеченных из бесед св. Макария Египетского, печатаемых у нас вместе с беседами сего отца, – 3) физических, богословских и нравственных глав св. Григория Паламы, в коих очень много трудного для понятия и выражения и 4) глав Каллиста Катафигиота, слишком утонченных, – и преимущественно умозрительных, – силлогистических, как выражает их характеристическую черту самое заглавие.

От этого впрочем опущения никакого ущерба не потерпит наш сборник, имевший в виду не умовую, а почти исключительно деятельную жизнь. А для этой жизни сколько дает настоящий том, всякий может увидеть из оглавления статей, вошедших в состав его. Одна книга Каллиста и Игнатия представляет систематическое изложение всего хода духовной жизни с обычными в ней деланиями, чего до них, а можно прибавить, и после них, никто не предпринимал.

 

 

 

ДОБРОТОЛЮБИЕ
в русском переводе святителя Феофана, Затворника Вышенского
Том 4  

Текст приводится по изданию Сретенского монастыря М. 2004, с корректировкой по изданию: САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 1877.


 

Предисловие
 

Четвертый том Добротолюбия нашего весь состоит из одних наставлений инокам святого Феодора Студита. Сначала имелось в виду сделать извлечение иноческих уроков сего святого отца только из известного дотоле его малого Катехизиса. Но прежде чем приступлено было к сему делу, старцам русского на Афоне Пантелеймонова монастыря дал Бог найти и большой его Катехизис на острове Патмосе в тамошней обители святого Иоанна Богослова, в трех томах, и списать его. – Тогда пришла мысль сделать извлечение наставлений св. Феодора инокам не из малого только; но и из большего Катехизиса. Что и исполнено.

Количество сих уроков иноческих заставило отрядить для них целый том нашего Добротолюбия: что не в ущерб нашему сборнику. Ибо этим заполнится большой пробел в уроках об иноческой жизни, именно – недостаток указаний на то, как обычный видимый строй иноческой жизни обращать в содействователя главной цели иночества. Все аскетические Писания и предыдущих трех томов и последнего пятого имеют в виду жизнь внутреннюю, – и она раскрыта в них всесторонне. Но монастырский строй в его отношении к целям иночества никем не был брат во внимание, кроме святого Феодора Студита. Уроки о внутренней жизни тут же идут и у него, но только как руководительные начала. Главное же у него всегда что-нибудь монастырское, и именно с той стороны, какой стоять должно к главной цели иночества. Всякое самое последнее послушание представляется им не менее ценным пред Богом, как и самое высокое, если оно совершается в должном духе. И он всех постоянно воодушевляет уверением, что всякой труд их есть шаг в Царствие Небесное, к венцу мученическому.

Для монастырских братий это неоцененная книга. Но и для мирян найдется здесь не мало полезного. У святого Феодора редкое поучение проходит без того, чтоб он как-нибудь не коснулся смерти, суда, ада и Царствия Небесного. Для внимательно читающего их картина сих событий неизгладимо напечатлеется в уме, – и для всякого послужит источником побуждения к покаянию и воодушевления к исправной жизни. – Вот почему тогда как Греческое Добротолюбие ничего не взяло из святого Феодора, мы сочли себя обязанными дать его наставления в назидание иночествующему братству.

Счет извлечений идет валовой от начала до конца, а не по томам. Из какого тома поучение, и какое оно по числу тамошнему значится в конце оглавления извлекаемого наставления. При сем поучения малого Катехизиса стоят под именем четвертого тома.

Поучения святого Феодора имеют не всегда один предмет, но многие, и касаются иногда сторонних вещей, судя по текущим потребностям иноческой жизни. Между тем оглавления поучений в рукописях указывают один какой, более выдающейся предмет: от чего содержание поучений не все видно в оглавлениях. Это заставило составить новые более подробные оглавления, которые и предлагаются.

Не излишним считаем приложить малую заметку о рукописях поучений св. Феодора, находящихся в библиотеке русского на Афоне монастыря св. Пантелеймона, и тех отчасти, кои есть у нас в России.

В обители св. Пантелеймона на Афоне:

1. Большой Катехизис недавно списанный, простым письмом и на простой бумаге, в трех томах, из коих в первом 87 поучений, во втором-124, в третьем-60. Всего 271 поучение. В сем числе и несохранившиеся. Рукопись, с коей список сделан 11 века на пергамене. Потрудился в деле списывания бывший Пелусиотский митрополит Амфилохий, пребывающий на покое.

2. Малый Катехизис в одном томе в рукописи 11 века на пергамене. В нем 134 поучения.

Примеч. 1. В библиотеке С.П.Б. Духовной Академии есть рукопись малого Катехизиса на пергамене, раньше 11 века, может быть даже – 9 в. – Это дар обители св. Саввы, что близ Иерусалима, руками блаженной памяти тамошнего настоятеля, Архимандрита Иоасафа.

2. В Московской Синодальной библиотеке, есть три древние пергаменные рукописи поучений св. Феодора 10, 11 и 12 вв. В первой 126 поучений; во 2 – 123; в 3 – 76. Как видно из оглавления их, обязательно сообщенного достопочтеннейшим Синодальным Ризничим о. Архимандритом Владимиром, они взяты из входящих в состав малого Катехизиса.

Из сих Катехизисов, – издавна сделаны были выборники поучений для церковного употребления в обителях. Таковых в употреблении есть два, имеющиеся в обители св. Пантелеймона:

3. Один в 105 поучений, заимствованных исключительно из малого Катехизиса.

4. Другой в 95 поучений, заимствованных из 1 и 2 том. большего Катехизиса и из малого, почти в равном количестве.

Только сии последние имеются у нас в переводе, сделанном и изданном Оптинской пустынею. Они только и у Греков имеются в печатном издании.

В западных изданиях св. Отцов, прежних и недавнем Аббата Mиgne, имеются только малый Катехизис, и при том только в Латинском переводе.

Может родиться вопрос: чего ради извлечения из поучений предлагаются, а не полные поучения? – Отвечаем, что у нас цель не книжная, т.е. не книгу дать, а то, что в ней есть назидательного. Сей же цели лучше удовлетворяет извлечение. Впрочем и извлечения сии, как не трудно заметить, суть почти полные поучения, с небольшими сокращениями, иногда в начале, иногда в конце, а инде и в средине. Но все, что предлагается, суть собственные слова святого отца.

Сверх того, некоторые поучения не вполне сохранились, некоторые совсем не сохранились, иных содержание непонятно. Все такие опущены. – Потому подождать надо, пока где-нибудь найдутся цельные рукописи. Тогда уж все за раз и перевести поучения в полном их составе.

 

Реклама

загрузка...
ДОБРОТОЛЮБИЕ
в русском переводе святителя Феофана, Затворника Вышенского 
Том 3

Текст приводится по изданию Сретенского монастыря М. 2004, с корректировкой по изданию: САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 1877.

 
Предисловие
 

Предлагается третий том русского Добротолюбия. Все почти статьи входящие в него заимствованы из греческого Добротолюбия. Прибавляется только собеседование Аввы Зосимы, напутствовавшего Св. Марию Египетскую, и из писаний Св. Максима Исповедника – подвижническое слово. Все сие следует в таком порядке:

1. Блаженного Диадоха, Епископа Фотики слово подвижническое в ста главах, с предшествующими – им десятью определениями последних степеней главнейших добродетелей.

2. Преподобного Иоанна Карпафского – сотня глав, – утешительных и увещательных.

3. Аввы Зосимы собеседования.

4. Святого Максима Исповедника –

а)  Подвижническое слово, в вопросах и ответах.

б)  4 сотни глав – о любви.

в)  Умозрительные и деятельные главы, выбранные из его семи сотен глав.

5. Преподобного Фалассия четыре сотни глав – о любви, воздержании и духовной жизни.

6. Св. Феодора, Елископа Едесского – душеполезные главы 100.

7. Другого некоего Феодора – назидательное слово созерцательное.

8. Многополезное сказание об Авве Филимоне.

9. Преподобного Феогноста – о жизни деятельной и созерцательной, 75 глав.

10. Преподобного Филофея Синайского 40 глав о трезвении.

11. Илии пресвитера – Цветник.

ДОБРОТОЛЮБИЕ
в русском переводе святителя Феофана, Затворника Вышенского
Том 2

Текст приводится по изданию Сретенского монастыря М. 2004, с корректировкой по изданию: САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 1877.

 
Предисловие
 
 

В предисловии к первому тому нашего Добротолюбия помянуто, что в томе втором будут помещены иноческие уставы святых Пахомия, Кассиана, Василия Великого и других отцов. Но потом найдено, что уставы сии лучше поместить в последних томах этого Добротолюбия или издать отдельно. Затем в выборе статей для настоящего тома оставалось следовать порядку греческого Добротолюбия. Так и сделано. Выбрав из святого Кассиана, пропущенного прежде, собственно аскетические уроки, минуя монастырский его устав, предлагаем подвижнические наставления преподобного Исихия Иерусалимского и Нила Синайского.

Но здесь надлежало остановиться в следовании греческому Добротолюбию, потому что там пропущены многие святые отцы-подвижники, первейшие истолкователи дела подвижничества преимущественно с внутренней его стороны, каковы: святые Ефрем Сирианин, Иоанн Лествичник, Варсонофий и Иоанн, авва Дорофей, Исаак Сирианин. Лишить их уроков наш сборник было бы большою несправедливостью. Почему и положено воспользоваться ими. Помещать писания этих отцов в полном их составе было бы неуместно, и нужды крайней в этом нет, потому что все они переведены уже на русский язык. Все переведены; но не все могут иметь их под руками своими. В желании перенести через эту невозможность святые уроки этих отцов ко всем жаждущим их душам, делаем из них выбор самонужнейшего в духовной жизни в той уверенности, что тут нередко одно слово может заменить целые тома. В выборе извлечений указателем служил святой Кассиан, который, поставив целью подвижничества очищение сердца от страстей, к этому направил и все свои аскетические беседы. По этой мысли сделаны извлечения из его писаний; по ней расположено то, что взято из святого Нила Синайского; по ней выбрано выбранное из святого Ефрема; она руководила и заимствованиями из святых Варсонофия и Иоанна, святого аввы Дорофея и святого Исаака Сирианина, хотя в последних трех это не означается особыми заглавиями.

Таким образом, весь второй том нашего Добротолюбия будет представлять собрание богомудрых отеческих наставлений, преимущественно о борьбе со страстями для очищения сердца, - последней цели подвижничества.

ДОБРОТОЛЮБИЕ
в русском переводе святителя Феофана, Затворника Вышенского
Том 1
 
Вступление
 

Предлагая любителям духовного чтения известное всем Добротолюбие в русском переводе, с прибавлением к нему, долгом считаем сказать несколько слов о том, что такое есть Добротолюбие.

Оно содержит в себе истолкование сокровенной в Господе Иисусе Христе жизни. Сокровенная в Господе нашем Иисусе Христе истинно христианская жизнь зачинается, раскрывается и к совершенству восходит, в своей для каждого мере, по благоволению Бога Отца, действием присущей в христианах благодати Пресвятого Духа, под водительством Самого Христа Господа, обетовавшего быть с нами во все дни неотлучно.

Благодать Божия призывает всех в такой жизни; и для всех она не только возможна, но и обязательна, потому что в ней существо христианства. Причастниками же ее являются не все призванные, и действительные ее причастники не все причащаются ее в одинаковой мере. Избранники глубоко в нее входят и по степеням ее высоко восходят.

Проявления ее, равно как и богатства области, в которой она раскрывается, не менее обильны и разнообразны, как и явления обычной жизни. И если бы могло быть ясно понято, и понятно изображено все, бывающее там: вражеские нападения и искушения, борьбы и одоления, падения и восстания, зарождения и укрепления разных проявлений духовной жизни, степени общего преуспеяния и свойственное каждой состояние ума и сердца, взаимодействие во всем свободы и благодати, ощущения близости и отдаления Божия, чувства промыслительного вседержительства и положения себя, – окончательное и безвозвратное, – в десницу Господню, с отложением всех своих способов действования, при непрестанном, напряженном действовании, – если бы все сие, и многое другое, неразлучное с истинной в Господе жизнью, могло быть ясно и удобопонятно изображено, то представило бы картину, сколько привлекательную, столько же и поучительную, – картину, похожую на всемирное путешествие.

Путешественники пишут путевые заметки о всем, что встречают достойным внимания на пути своем. Писали свои заметки и избранники Божии, в разных направлениях проследившие все тропы духовной жизни, о всем, что встречали и испытывали в сем многотрудном шествовании своем. Но участь и назначение тех и других заметок неодинакова.

Не имеющие способов путешествовать могут, и не двигаясь с места, составить себе довольно приблизительные понятия и представления о чужих странах, посредством чтения путевых заметок других путешественников, потому что формы жизни всех тварей больше или меньше походят одни на другие, в каких бы странах они ни проявлялись. Не то бывает в отношении к опытам духовной жизни. Понимать их могут только шествующие путем сей жизни. Для не вступавших на него это совершенно неведомая наука, но и вступившие на него не все вдруг понимать могут. Их понятия и представления уясняются по мере шествия и углубления в страну духа. По мере умножения собственных опытов духовной жизни, становятся ясными и понятными указания опытов, замеченных святыми отцами в писаниях.

При всем том, однако же, изображение разных проявлений духовной жизни, заключающееся в святоотеческих писаниях, не есть дар напрасный и для всех вообще христиан. Оно дает всякому понять, что если он не испытал еще того, о чем говорится в сем описании, то значит что установившийся для него образ жизни, не смотря на то, что с ним мирится его христианская совесть, не есть законченное совершенство, лучше которого нечего желать, и выше которого некуда идти. Давая же это понять, оно не может не возбудить ревности к преуспеянию, не может не манить вперед, указывая там нечто лучшее, нежели чем обладает он.

Для тех, которые вступили на путь к лучшему и совершеннейшему, оно дает нужные указания в сомнительных и недоуменных случаях, когда нет наличного опытного руководства, и когда и это самое встречает неразрешимости, не позволяющие давать окончательные решения, которые устраняли бы всякое колебание в шествующем. Очень важно бывает знать, как и куда ступить ногой в известном случае, чтобы не сделать ошибки. И вот здесь какое-нибудь изречение отеческое разгоняет тьму, воссияв подобно лучу молнии среди ночи.

Вообще же это теплица духовная, в которую верующий, прочитывая указания о явлениях духовной жизни, входит сознанием и сердцем, и подлежа там ощутительным влияниям возбужденных созерцаний, чувствует, что он витает в сии минуты в иной некоей атмосфере, светоносной и живоносной. Это отрадные моменты, – и в продолжение их-то обычно зарождаются и зреют разные отпрыски на древе духовной жизни. И потому нет ничего дивного, что испытавший это, как только улучает свободную минуту, спешит к опытным описаниям духовной жизни, как любящий прибыль спешит к местам, прибыль обещающим, и любящий удовольствия – к местам утех. Он часто при этом желает подышать оживляющим и ободряющим воздухом духовным. И однако ж это не есть праздное любопытство. Нет, это есть дело существенной необходимости для преуспеяния и благосостояния нашего духа.

Вот почему между истинными христианами всегда была и есть потребность иметь под руками святоотеческие писания о духовной жизни. Но сколько похвально чувство такой потребности, столько же обязательно удовлетворение ее от лица тех, кои имеют долг к тому и силы на то. Она и была всегда удовлетворяема, как изданиями сих писаний в полном их составе, – например: святых Макария, Исаака и Ефрема Сирина, Лествичника и других многих, так не менее того и сборниками из них.

Понятно теперь, что есть Добротолюбие. Оно дает нам словеса и главизны священного трезвения, т.е. и полные рассуждения, и краткие изречения о внутренней духовной жизни, со всеми, свойственными ей, проявлениями и деланиями. Это книга, составленная в удовлетворение духовных потребностей в ревнителях о духовном преуспеянии. Читающие ее знают, какие сокрыты в Добротолюбии сокровища духовной мудрости: читают и услаждаются. Но услаждаясь и назидаясь чтением его, они не скрывают скорбного сожаления, что многое в книге остается непонятным, не по высоте и глубине содержания, а по устарелости перевода. Очевидна потому потребность нового перевода сей книги.

Потребность эта сознана давно, и удовлетворялась в известной мере переводами, помещавшимися в "Христианском Чтении" с первых годов его издания, и изданиями отдельных статей, входящих в состав Добротолюбия, как например: св. Максима (о любви; она есть в греческом Добротолюбии), Исихия, Петра Дамаскина. Составитель настоящего сборника и имел сначала в виду: лишь проверить переведенное уже, доперевести не переведенное, и дать читателям Добротолюбие в русском переводе, – полное, в том составе, какой имеет оно на греческом языке. Но потом он пришел к убеждению, что для нас необходимо увеличить Добротолюбие и против того объема, какой имеет оно на греческом. Потому что, хотя греческое Добротолюбие полнее славянского, но все же оно не содержит всего, что дали нам святые отцы в руководство к духовной жизни, и чем желалось бы доставить и пользу и утешение любящим такое чтение. Отсюда – предлагаемый сборник то же Добротолюбие, только увеличенное.

Наш новый сборник идет по следам прежнего Добротолюбия. Но, замечая, что у того отца, которого статья помещена в нем есть и другие статьи, обращается к ним, и если находит их сообразными с своим характером, принимает в себя и их. Также, замечая, что между отцами, у которых заимствованы статьи, были и другие отцы, оставившие нам писание о духовной жизни, обогащает себя и ими. Так у св. Антония в прежнее Добротолюбие взяты только его наставления в 170 главах; новый сборник вносит в себя и прочие писания св. Антония. Св. Макарий там опущен (из него внесены Метафрастовы перифразы наставлений в 150 главах: наши 7 слов). Здесь представлены из него наставления в некотором систематическом порядке, его собственной речью. Из Исаии отшельника там имеются только 27 глав – кратких изречений. Здесь помещаются все известные его 29 слов в новом переводе с греческого. То же сделано в отношении к Евагрию и св. Марку подвижнику. Так поведется дело и в последующем собрании статей.

Таков образ составления нового Добротолюбия. Оно будет идти по примеру прежнего, с дополнением его. Что именно войдет в состав нашего Добротолюбия, не предуказываем, но будем собирать книгу за книгою, одно имея в виду: ничего не лишить любителей сего чтения, что встречено будет благопотребного к руководству их к жизни по Богу.

Об образе внесения статей долгом считаем предъявить, что не все писания будут вносимы сполна. Многое гораздо удобнее представить в извлечении. Это и будет делаемо иногда в каком-либо систематическом порядке, а иногда без него в виде отдельных изречений. Но самые наставления отеческие всегда будут предлагаемы их собственными словами.

Предлагается читателям первая книга Добротолюбия, в новом его составе. В нее входят: 1) Писания св. Антония; 2) Извлечения из бесед св. Макария; 3) Слова Исаии отшельника; 4) Писания Евагрия монаха; 5) Наставления св. Марка подвижника.

В таком порядке статьи идут и в греческом Добротолюбии. В нашем св. Кассиан, стоящий там между Евагрием и св.Марком, отлагается до следующей книги. Против святого Антония, по времени и значению, стоит святой Пахомий, от коего имеем устав общежительный, перенесенный на север Восточной Церкви святым Василием Великим. Этот же устав изображается и в писаниях святого Кассиана. К ним по сродству приложен будет еще устав святого Венедикта. И этим закончится состав второй книги.

Что будет помещено в следующих книгах, скажется в свое время

Сопровождаем наш сборник искренним желанием, чтобы любители духовного чтения находили в нем то, что желалось вложить в него для них составителем.

Свт. Феофан Затворник
 

В ПОМОЩЬ КАЮЩИМСЯ ПОСОБИЕ к ИСПОВЕДИ

(ДЛЯ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ И ИСПОВЕДУЮЩИХСЯ)

 

ИНФОРМАЦИОННО-ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР

УКРАИНСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

КИЕВ 2000

 

Содержание

Памятка для духовника и кающегося

Молитвы перед исповедью

Подготовка к исповеди

Исповедь

Смертные грехи

Исповедь для священнослужителей

Молитва над разрешаемым от запрещения

Молитва жене, егда извержет младенца

Повседневное исповедание грехов

Чин исповеди

Исповедь по десяти заповедям

Исповедь по заповедям Блаженств

Краткие вопросы на исповеди

Определение грехов по десяти заповедям

Исповедь по мытарствам

Исповедь, составленная в Оптиной пустыни

Исповедь из дневника св. прав. Иоанна Кронштадтского

Краткая исповедь свт. Димитрия, митрополита Ростовского

Вопросы при исповеди опасно больных

Детская исповедь

Опыт сердечной исповеди христианина

Перечень грехов и добродетелей

В помощь пастырям и в назидание пасомым

Опыт построения исповеди

Несколько кратких (для примера) вступительных слов

перед общей исповедью

Пособие для общей исповеди

Другие возможные варианты общей исповеди

Общая исповедь по сочинениям епископа Иустина (Полянского)

Пособие для общей исповеди по наставлениям прот. А. Ветелева

Исповедь кающегося грешника по сочинениям

епископа Иустина (Полянского)

Пособие к общей исповеди 1-е

Пособие к общей исповеди 2-е

Общая исповедь по книге свящ. М. Пеньковского

Самоиспытание перед исповедью

Вопросы для самоиспытания по сочинениям

епископа Иустина (Полянского)

Вопросы для самоиспытания по беседам Евсевия,

архиепископа Могилевского

Тексты из Священного Писания и мысли из творений

святых отцов и подвижников благочестия

Как должно каяться

Из творений свт. Тихона Задонского

Христос грешную душу к Себе призывает

Из наставлений свт. Феофана

Молитвенное размышление

Исповедь из книги «Откровенные рассказы странника

духовному своему отцу»

Молитва об отце духовном

Иноческие правила вежливости, приличия и любви к ближнему

От тайных моих очисти меня

Причастникам Святых Христовых Таин

Пред Святым Причащением

По причащении Христовых Таин

Реклама

загрузка...
Как творить милостыню

Из "Поучительных слов" святителя Илии Минятия.
 
 
Пророк Даниил, по ненависти вавилонских вельмож, был ввержен в ров львиный. Шесть дней прошло, как он никакой пищи там не вкушал, и вот Господь посылает Ангела Своего в Иудею, к другому пророку - Аввакуму, который в это время нес пищу на поле к жнецам. Ангел сказал Аввакуму: "Отнеси этот обед в Вавилон, к Даниилу в ров львиный". Аввакум отвечал: "Господин! Вавилона я никогда не видал и рва не знаю". Тогда Ангел Господень взял его за волосы и поставил в Вавилоне над рвом, силою Духа. И воззвал Аввакум и сказал: "Даниил! Даниил! возьми обед, который Бог послал к тебе". Даниил сказал: "Вспомнил Ты обо мне, Боже, и не оставил любящих Тебя". И встал Даниил и ел. Ангел же Божий мгновенно вернул Аввакума на его место (Дан. 14,29-41). Аввакум, конечно, мог бы сказать Ангелу, когда тот явился ему: "У меня в поле работники ждут обеда, а ты посылаешь меня в далекий Вавилон с этим обедом к Даниилу, что же будут есть мои работники?" Но не сказал так Пророк. Бог велел ему отнести пищу заключенному, голодающему, и он исполнил повеление без всяких отговорок.
Сколько таких заключенных, сколько таких голодающих, как Даниил! Сколько таких, у кого нет ни куска хлеба насущного, сколько должников, беспомощных, сколько дрожащих от холода! Бог велит нам иметь о них попечение, оказывать им помощь. Тебе предает себя бедный; сироте Ты помощник (Пс. 9,35). Можно ли иметь тут какую-нибудь отговорку? Всесильный Бог, конечно, мог бы напитать Даниила пищей небесной и без обеда Аввакумова, но Его премудрое Провидение хочет, чтобы один человек терпел нужду, а другой ему помогал в сей нужде, чтобы нужду терпел убогий, а помогал ему ты - богатый. Для чего так? Для пользы того и другого: чтобы убогий получил венец за терпение, а ты - за милосердие. Но чтобы ты не трудился напрасно - вот тебе правило: Давай, куда надобно; давай, сколько надобно; давай, как надобно; давай, когда надобно. То есть: рассуждай и человека, кому даешь, и меру, и образ подаяния, и время.
Давай, куда надобно. Два раза жертвовали евреи свои сокровища в пустыне: в первый раз они собирали женские украшения для того, чтобы из них вылить золотого тельца; в другой раз они сносили свои золотые, серебряные и медные вещи, драгоценные камни и ткани на устройство и украшение скинии (походного храма). В первом случае они отдали свои сокровища диаволу, а следовательно не туда, куда надобно; во втором - посвятили их Богу, то есть отдали туда, куда отдать было нужно. Итак, когда ты даешь, даришь, издерживаешь, расточаешь свое имение на свои прихоти, которые для тебя то же, что идолы, например, на игры, на наряды, на пьянство и непристойные пирушки, то знай, что ты отдаешь его туда, куда не надо, ибо приносишь его в дар диаволу. А когда жертвуешь на церковь, на монастырь, когда употребляешь свое достояние на помощь какому-нибудь бедному семейству, на приданое бедной девице, на выкуп пленника, на пропитание сироты, то знай, что ты отдаешь его именно туда, куда надобно: ты приносишь все это в дар Господу Богу.
Давай, сколько надобно, то есть смотри по человеку и по его нужде. Нищему, который бродит по миру, довольно и двух денежек на покупку насущного хлеба, но этих двух денежек недостаточно почтенному человеку, который, по каким-нибудь прискорбным обстоятельствам, пришел в нищету, недостаточно и на приданое бедной девице.
Когда земля пересохла, ее не напоишь несколькими каплями воды: она нуждается в обильном дожде. Какова нужда, такова и помощь быть должна. Равным образом: каково состояние подающего, такова должна быть и милостыня. Богатый давай больше, убогий может дать меньше. А у Господа оба они получат равную награду. Почему? Потому, конечно, что Господь смотрит не на подаяние, а на доброе произволение. Две медных лепты положила убогая вдовица в сокровищницу церковную, куда богатые клали золото и серебро, но Христос похвалил ее приношение больше других: все, сказал Он, клали от избытка своего, а она от скудости своей положила все, что имела, все пропитание свое (Мк. 12, 44), то есть все свое состояние. Дверь можно отпереть и золотым, и железным, и даже деревянным ключом, лишь бы он подходил к замку: так и райскую дверь богатый может отпереть себе червонцем, а бедняк - медной денежкой.
Давай, как надобно, и во-первых: давай с приветливым взором от доброго сердца, а не с сожалением и как бы поневоле: не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог (2 Кор. 9, 7). Стоит ли награды тот, кто дарит и бранит, подает милостыню и стыдит?!. Если бы ты знал, кто на самом деле просит у тебя куска на пропитание, ничтожной помощи! Если бы ты знал, Кто говорит тебе: дай Мне пить (Ин.4, 10). Ведь это Сам Бог в образе нищего человека! Так говорит о сем святой Златоуст: "О, как высоко достоинство нищеты! Под покровом нищеты скрывается Сам Бог: нищий простирает руку, а приемлет Бог. Кто подает милостыню убогому, тот одолжает Самого Бога: Благотворящий бедному дает взаймы Господу (Притч. 19, 17). Итак, подумай, с какой радостью надо подавать милостыню! Подавай щедрой рукой, ибо как сеятель не по одному зернышку бросает семена, а целой горстью, так и в деле милостыни следуй слову царя Давида: расточил, роздал нищим, посему правда его прерывает вовеки (Пс. 111,9). Как посеешь, так и пожнешь: посеешь щедро, много и пожнешь; посеешь скупо, мало и соберешь. Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет (2 Кор. 9, 6). Как подавать милостыню учит Сам Христос: У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая (Мф. 6, 3). Это значит: пусть твоя милостыня будет тайной, так чтобы не только люди не знали о ней, но чтобы и сам ты не считал своего добра; когда подает одна рука, другой о том знать не надо: пусть они обе подают - щедро и обильно.
Наконец, давай, когда надобно. Это всего нужнее и для бедняка и для самого тебя. Дорога милостыня во время скудости. Помогай тогда, когда еще можно помочь, давай, пока не поздно, пока бедняк не пришел в отчаяние, не предался воровству и другим порокам, пока не умер он с голоду и холоду. Помоги беспомощной сироте - девице выйти в замужество, пока она не потеряла себя, чтобы и тебе за нее Богу не отвечать. Подавай, наконец, пока и сам ты живешь на свете, не ожидая часа смертного. При смерти ты поневоле будешь милостив, потому что с собою в гроб ничего взять не можешь. Пока жив, делай добро, чтобы оно шло от доброго сердца, от доброго произволения, и тогда ты будешь иметь у Господа награду совершенную. Хороша милостыня и при исходе из сей жизни, но много лучше она при жизни. О, как велика за нее награда у Господа, какое утешение доставит она твоей совести! Какая радость сердцу утешаться еще при жизни благополучием того сироты, которого ты в люди вывел, видеть счастье той бедной девицы, которую ты замуж пристроил, видеть радость того бедняка, который при твоей помощи из беды выпутался! До того ли будет в то время, когда будешь находиться при последнем издыхании? Ты соберешься написать духовное завещание, а к тебе уже придут родные и знакомые, чтобы закрыть глаза твои... Но положим, что ты успеешь написать это завещание: уверен ли ты, что наследники твои исполнят волю твою? Какое неразумие!Когда уже при жизни ты не доверял им пожитков своих, ужели по смерти своей доверишь им душу свою? Богачи умершие! Если можно, встаньте из ваших гробов; я предложу вам только один вопрос: если бы Бог даровал вам воскреснуть только на один час, что бы вы сделали тогда? О, конечно, вы тогда четверицею заплатили бы за всякую неправду свою, вы роздали бы все свое достояние, чтобы чрез то умилостивить Божие правосудие... Вот, слушатель, ты теперь спрашиваешь, как евангельский богач: Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?(Мф. 19, 16). И я тебе отвечаю на сей вопрос: если Бог благословил тебя земными благами, как оного богача, то давай.
Давай, куда надобно; давай, сколько надобно; давай, как надобно; и давай, когда надобно.
И тогда ты будешь иметь сокровище на Небесах - жизнь вечную, Царство Небесное. Больше сего, конечно, чего еще можешь ты пожелать себе?..
Введение
Научите ваших детей, как сначала с помощью мамы, а затем и самим приготовить постные блюда, как, готовясь к празднику, испечь постный торт, пряники, хворост.
Несмотря на простоту и доступность рецептов, все блюда, очень вкусны и полезны и понравятся не только детям, но и всей семье.

Памятка для юного кулинара
1. Не чистите овощи заранее и не храните их долго в воде – они теряют витамин С и минеральные вещества.
2. Кладите продукты в кастрюлю последовательно, учитывая длительность варки.
Например, картофель варится 15-20 минут, а морковь, свежая капуста – 20-25 минут, свекла – 50-60 минут.
Следовательно, при приготовлении борща сначала нужно положить свеклу, затем морковь и капусту, а потом – картофель.
Помидоры варите всего 5-8 минут, их следует класть последними. Свежую зелень петрушки, укропа кладите в готовое блюдо, а лучше всего прямо в тарелку перед подачей на стол. Это обеспечивает максимальное сохранение витаминов.
Рыба варится 10-15 минут, квашеная капуста – 1,5 часа, щавель, шпинат – не более 10 минут.
3. Не готовьте блюда долго, от этого снижается пищевая ценность и ухудшается вкус блюда.
4. Лучше всего тушите и запекайте блюда в духовом шкафу.
5. Не используйте для приготовления блюд перец, горчицу и другие острые приправы – вы можете легко испортить блюдо. Лучше положите петрушку, укроп, сельдерей, зеленый и репчатый лук, чеснок. Пользуйтесь лимонным, клюквенным соком.

управление размером текста

Α + Увеличить | α - Уменьшить

разделы сайта

обратите внимание

ThePrayerBook.info - Молитвенник также (паралельно) доступен и по короткому адресу pb.pe

Админситарция сайта ищет соавторов для дальнейшего ведения сайта. Желающим обращаться через форму обратной связи

опрос

Обращаете ли Вы внимание, к какому патриархату относится храм?

Все опросы

Реклама

Православные фильмы онлайн



загрузка...