молитвенник, сборник молитв, молитвы на каждый день, молитвы против недугов, это должен знать каждый, православная литература, архив mp3, редкие молитвы, православные посты, просьбы о помощи, vjkbndtyybr, ghfdjckfdbt, православие

Добрый день! Меня зовут Марина, мне 35 лет. Имею 2 деток. Проживаю одна. Ну мне очень нужна помощь в лечении . Не могу не устроиться на хорошую работу не по дому. Мне нужно пройти томографию копчика. И лечь на операцию. С недугом мучаюсь уже с 2005 года. Но сейчас уже образовалась грыжа на копчике и задевает нервное окончание. Збор на данный момент небольшой. Сама не по силе их насобирать. Нужно ~20000 гривен. Мои реквизиты 4211 1507 0089 8026 MYRYNA HANOCHENKO. Очень благодарна любой помощи.
Номер тел. 0990003951
emeil: ganochenko@my.com. отвечу на все вопросы.



Просьба добавлена Ganochenko 22 июня 2019 года
День Святой Троицы или Пятидесятница



Праздник Св. Троицы называется Пятидесятницею потому, что сошествие Св. Духа на Апостолов совершилось в пятидесятый день по Воскресении Христовом. Праздник христианской Пятидесятницы заключает в себе двойное торжество: - и в славу Пресвятой Троицы, и в славу Пресвятого Духа, видимо сошедшего на Апостолов и запечатлевшего новый вечный завет Бога с человеками.

Первый день Пятидесятницы, т. е. воскресение, Церковь посвящает преимущественно в славу Пресвятой Троицы; и этот день в народе называется Троицыным днем, а второй, т. е. понедельник - во славу Духа Пресвятого, отчего и называется Духовым днем.

Иоанн Воин

О великий Христов мучениче Иоанне, православных поборниче, врагов прогонителю и обидимых заступниче! Услыши нас, в бедах и скорбех молящихся тебе, яко дана тебе бысть благодать от Бога печальныя утешати, немощным помогати, неповинныя от напрасныя смерти избавляти и за всех зле страждущих молитися. Буди убо и нам поборник крепок на вся видимыя и невидимыя враги наша, яко да твоею помощию и поборством по нас посрамятся вси являющии нам злая. Умоли Господа нашего, да сподобит ны, грешныя и недостойныя рабы Своя (имена), получити от Него неизреченная благая, яже уготова любящим Его, в Троице Святей славимаго Бога, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


Также, рекомендуется читать Псалом 50 и Символ Веры

Вознесение Господне



Не Христос не хотел пребывать с апостолами видимо во веки, а мир, ненавидящий Христа, не мог вместить пребывания в нем Христа. Мир, ненавидя Христа, мог снова и снова осуждать Его на смерть. Мир не мог долее видеть Христа по причине своей неправды, которую и должен был обличить Дух Святой, пришедший в мир (Ин.16,8-10).

Грех, содеянный человеком, внес тление смерти, сделал невозможным вечное блаженство человека на земле. Тело, восприявшее семя тления, должно было разрушиться, умереть, потому что ''тление не наследует нетление'' (1Кор.15,50). Самый грех, бывший жалом смерти, ее источником, не мог уничтожиться без разрушения тленного тела, т. к. душа падшего человека как бы вся растворилась в плоти и плоть сделалась седалищем греха. И земля через грех человека стала жилищем тления, прилепив к себе сердце человека страстями, ею возбуждаемыми, а потому ''земля и все дела на ней'' должны некогда сгореть, стихии растаять, разрушиться, чтобы явились новое небо и новая земля (2Пет.3,10-13), жилище праведных.

О страдании


Изложил Е. Поселянин по сочинению епископа Л. Бугó.



Содержание:


Об этой книге

Предисловие


I. Божественное происхождение страданий

1. Зачем страдание?

2. Страдания возносят душу к Богу

3. Страдания очищают душу от грехов

4. Страдание животворит и расширяет душу

5. Страдание, как ваятель, оформляет душу

6. Страдание ведет нас по лестнице добродетелей

7. Последнее слово страдания


II. Христианство и страдание

1. Религия не осуждает слез, но учит плакать по-христиански

2. Христианская душа плачет, благословляя Бога

3. Христианская душа плачет, надеясь на Бога

4. Христианская душа и когда плачет, полна любви к Богу

5. Пример великого христианского страдания

6. Иисус Христос как истинный Утешитель страдающих

7. После смерти жизнь расширяется

8. Семья, дружба и любовь после смерти

9. О том же

10. По учению Христа, мы встретимся на небе

11. По учению Церкви, мы встретимся на небе

12. Все отцы Церкви верили в продолжаемость семьи, дружбы и любви на небе


III. История одной души

1. Пролог

2. Сила церковных Таинств

3. Последние записи дневника

4. Распятые бриллианты

5. Таинство Елеосвящения

6. На пороге вечности

7. На кресте со Спасителем



Об этой книге


Настоящая книга представляет [собой] переложение и кое-где переработку прекрасного труда Лавальского епископа, монсиньора Бугó, о христианских страданиях.

Несомненно, эта тема – одна из интереснейших в христианском вероучении. Можно сказать, что одно только христианство и знает страдания в высочайшем, идеальнейшем смысле этого слова. Язычество знало по преимуществу боль, и лишь христианство не только указало высокое значение страдания, но и нашло в нем духовную сладость и чарующее обаяние.

Вслед за примером Богочеловека, Который обессмертил страдание, приняв поругание, терн и вольную муку, христианство открыло совершенно новые формы жизни: вольное страдание, искание верного счастья путем добровольно принятой на себя муки. Одно христианство указало, что достижение счастья путем страдания возможно не только в будущей загробной жизни, но и в этом мире. Христианские аскеты, распявшие в себе мир с его страстями, достигают такой полноты духовного счастья, такого ощутительного предчувствия будущего блаженства, какое недоступно обыкновенным людям [даже] в исключительно счастливых и блестящих житейских обстоятельствах.

Все значение и [пользу], всю высоту христианского страдания и выясняет предлагаемый труд Бугó.

Почивший автор его принадлежит к лучшим представителям современной нравоучительной литературы на Западе. Искренняя, пылкая вера, глубокая серьезность и вдумчивость, прекрасное знание тем, которые он разрабатывает, и теплая задушевность делают эти произведения истинными друзьями его многочисленных читателей. Одинаково прекрасно составлены им жизнеописания святых, рассуждения на нравственные темы, экскурсы в область христианской психологии.

Многие места его труда «О страдании» – например, так горячо высказанные автором соображения о настойчивости любви Божественной в спасении забывшего Бога человека; некоторые эпизоды, например последний рассказ о тихом угасании молодой, озаренной верою жизни, – представляют собою высокие образцы христианской мысли и христианского чувства.

Я уверен, что эта книга ответит запросам многих страдающих душ и даст им среди жестокого утеснения их сердца горем несколько часов отрады и надежды.

Е. Поселянин

Владимирская икона Божией Матери


Владимирская икона Божией Матери

В 1131 г. патриарх Лука Хризоверх отправил Владимирскую икону Божией Матери в дар Киевскому князю Юрию Долгорукому. До этого, в 401 – 450 гг. святыня находилась в столице Византийской империи – Константинополе, куда была перенесена из Иерусалима. В Иерусалиме же икона была до 5 столетия.

Увы, но образ недолго пробыл в Вышгородской женской обители, что недалеко от Киеве. Уже в 1155 г. сын Юрия, Андрей Боголюбский, перевёз святыню на север – в город Владимир, где для неё воздвигли прекрасный Успенский собор. Кроме того, князь приказал изготовить для реликвии драгоценный убор, пожертвовав ради этого больше 5 кг золота, столько же серебра, а ещё много жемчуга и драгоценных камней.

В 1164 г. она помогла Андрею Боголюбскому одержать победу над племенами волжских булгар. В 1395 г., в период нашествия Тамерлана, образ перенесли в Москву, читая перед ним акафист иконе Владимирской Божией Матери – и хан, устрашившись силы Небесной Царицы, повернул войска. Летописцы отметили, что во сне ему явилась высокая гора, с которой спускались воины со сверкающим оружием, а над ними парила Богородица, осенявшая Своей благодатью православные земли.

Кроме того, в 1480 г. она оборонила славян от армии хана Ахмата (данный конфликт известен как «стояние на реке Угре»). А в 1521 г. чудесная сила образа заставила отступить Казанского хана Махмет-Гирея.

С 1999 года икона Матери Божией Владимирская пребывает в храме-музее святого Николая в Толмачах при Государственной Третьяковской Галерее.

Может быть интересным

Туринская плащаница

Туринская плащаница



«В мире нет ничего более великого,

чем Иисус Христос; а в Иисусе Христе

нет ничего более великого, чем Его жертва».

Паскаль


В 1978 г. торжественно праздновалось 400‑летие пребывания в Турине одной из великих христианских святынь – Плащаницы Христовой.

С 27 августа по 8 октября она была выставлена в Туринском соборе в хрустальном ларце, предохраняющем ее от пожара. Свыше трех миллионов паломников, среди которых были и будущий папа Иоанн Павел II и Ленинградский Митрополит Никодим, совершивший это паломничество за три дня до смерти, прибыли из разных стран поклониться св. Плащанице. 9 и 10 октября состоялся международный научный съезд. Синдологам (ученым, изучающим Плащаницу – La Sindone) была дана возможность непосредственно рассмотреть ткань Плащаницы и подготовить новые исследования. Результаты их станут известны в недалеком будущем, но уже теперь можно утверждать: чем больше ученые исследуют Плащаницу, опираясь на достижения современной науки и техники, тем больше они убеждаются в ее подлинности. Первая работа о Плащанице на русском языке, написанная М. Н. Гавриловым, вышла в 1964 г. в изд. «Жизнь с Богом». В 1968 г. Свято-Троицкий монастырь (Джорданвиль, США) издал сокращенный текст книги Н. А. Бутакова «Святая Плащаница Христова». Автор этого труда в течение пяти лет изучал материалы о Плащанице на различных языках с целью ознакомить русских читателей с этой великой святыней. Написанная им книга не смогла увидеть свет при жизни автора, скончавшегося 1 января 1977 г., но мы надеемся, что в скором времени его заветное желание осуществится. Здесь мы кратко расскажем о Туринской Плащанице и о результатах новейших научных исследований синдологов.

Диакон Андрей Кураев


Ответы молодым



Что такое для вас православная молодежь?


– Не знаю, не встречался. Я знаю Таню, Васю, Диму. Они все разные. А если серьезно, то, наверное, это трудно – быть православным и молодым. Потому, что это значит идти против – идти против двойного течения.

Быть православным – значит идти против моды своей светской компании. А чтобы быть молодежью на приходе, нужно идти против приходских суеверий. В одном случае господствующее течение антиправославное, в другом – антимолодежное.

У нас на приходах в основном господствует психология бабушек. А ведь у каждого возраста свое переживание веры. Свое переживание у младенцев, которые Боженьку целуют. Свое переживание у детей, свое у подростков, у взрослых и стариков. Но поскольку в наших храмах больше стариков, их переживание Православия оказывается единственным, нормативным, навязываемым, а потому – калечащим молодых людей.

В чем различие психологий? Новизна радует молодого человека и пугает пожилого. Молодой человек всюду видит возможности, а взрослый – опасности. Молодой ставит вопрос: "Что я могу сделать?". Пожилой спрашивает: "А что со мной могут сделать, что оттуда может угрожать мне и моему привычному укладу жизни?". Человек идет по городу, неожиданно ему попадается подворотня. Реакция молодого человека более активная: "Интересно, что там? Пойду посмотрю, для меня открылось новое пространство, которое я могу исследовать и подчинить себе". Реакция пожилого человека: "Я лучше перейду на другую сторону улицы, мало ли что тут может на меня обрушиться". Молодой человек перед каждым новым поворотом думает: "А не войти ли мне?" – взрослый же остерегается: "А что оттуда может вылететь на меня?.".. Так и в церковной среде. Вместо молодого миссионерского дерзновения – старушечьи страхи: "Ничего нельзя!!!".

В этой связи для меня особенно ощутимо различие между евангельским началом христианства и, скажем так, исторически сложившимся образом православной жизни. Евангельская символика помещает святыню в грязь, надеясь на то, что грязь освятится, а не боясь того, что святыня осквернится. Царство Божие (!!!) уподобляется дрожжам, бросаемым в тесто, зерну, брошенному в землю, кладу, зарытому в поле. В неводе рыбы ценные и сорные, на том же самом церковном поле предполагается, что будут расти и сорняки, и пшеница.

То есть нечто святое, чистое, хорошее, бросается в негожее место, втаптывается в грязь. Но зато эта грязь преображается.

Человек, несведущий в агрономии, мог бы возмутиться картиной сева: казалось бы, добротные и вкусные вещи крестьянин разбрасывает, затаптывает в грязь, обрекает на гниение! Христос пришел в мир, о котором заранее знал, что большинство в нем будет радоваться Его распятию, и лишь численно ничтожное меньшинство расслышит Его слова. А апостолов Христос посылает во враждебный мир, как овец посреди волков. Все притчи о Царстве Небесном связаны с тем, что что-то светлое входит во тьму, чтобы ее преодолеть. Свет во тьме светит. Слово Божие пришло к проституткам и гаишникам (так на языке сегодняшних реалий будет звучать церковнославянская и оттого завышенная формула "блудники и мытари").

А вот в историческом развитии Православия возобладала противоположная тенденция: изымать святыню из мирского контекста, выковыривать свет из тьмы и класть на сохранение в позолоченный ларец. Чем дальше – тем более нарастала потребность спрятать святыню от "нечистых рук". Все выше становятся иконостасы. Усложняется путь к церковному Таинству (чтобы оно было редким, чтобы обязательно соблюсти какую-то технологию, прежде чем к нему прикоснуться). Наиболее ярко эта перемена видна на многих иконах, где святитель, скажем, держит Евангелие не рукою, а подложив платочек. Оказывается, что нельзя прямо прикоснуться к Евангелию, обязательно нужен какой-то посредник. Значит, человек (даже рукоположенный и даже святой) воспринимается как источник профанации, искажения. Ты не тот, кто нуждается, чтобы святыня пришла к тебе такому, какой ты есть,– грязненькому и черненькому. Нет, напротив. Ты тот, кто угрожает святыне. Человек воспринимается как источник скверны. Он угрожает святыне, и святыню надо спасать от него. Это, конечно, радикальная антимиссионерская установка, ведь евангельский пафос совсем другой – святыня приходит, чтобы спасти меня.

Это совершенно разные установки: святыня как лекарство для больных – и больной как угроза для лекарства. Но именно последняя психология господствует в наших приходах.

Спросите сегодня наших прихожан – можно ли священнику ходить в городскую баню, могут ли они представить себе, что апостолы мылись в общих банях. Ответ вы получите возмущенно-отрицательный. Баня – место блудное и скверное, и негоже святыню смешивать с грязью! Но древнейшая церковная история знает о другом восприятии бани – как места встречи с людьми. Священномученик Ириней Лионский в середине II века слышал от священномученика Поликарпа Смирнского, личного ученика апостола Иоанна, что апостол, придя как-то помыться в баню, узнал, что тут же находится и еретик – гностик Керинф. Тогда Иоанн вскочил с места и выбежал вон, сказав своим спутникам: "Убежим, чтобы не упала баня, потому что в ней враг истины, Керинф". Чистому поистине – все чисто, ну а свинья везде грязь найдет.

А потом миссионерский дух сменился охранительским. Хорошо, что этот дух появился. Его появление означало, что есть что охранять и беречь. Несуществующее сокровище не берегут. Плохо, что этот дух стал почти единственным, нормативно-православным. Плохо, что миссионерское поведение стало расцениваться (не в официальных документах, а на уровне приходских и монастырских пересудов) как "девиантное поведение", как нечто дающее повод к подозрениям и возмущениям.

Плохо, что и прицерковленные чиновники усвоили это дух, при этом путая консерватизм с консервами. К примеру, в марте 2003 года в Тамбове был съезд православной молодежи, и один госчиновник из областного аппарата сказал речь, где была фраза, которая меня просто ошарашила: "Наша Православная Церковь всегда цементировала наш народ". Боже, ну что за манера все живое цементом заливать! Я-то всегда считал, что цементированием народа занимается сицилийская мафия. Христос же уподоблял Церковь не цементу, а дрожжам, которые заставляют тесто бродить, дышать! Она – революционный элемент, элемент брожения, закваска, которая бросается в тесто.

Так что православной молодежью быть сложно.

Искушение, которое приходит «справа»


Диакон Андрей Кураев



Содержание:

Опричная реформация

Почему не созывают поместный собор?



О монархическом начале в Церкви.

«Соборность» и ошибка славянофилов.

Верно ли, что «народ – хранитель Православия»?

Кто сказал, что «молчанием предается Бог»?

Как народные братства унии помогли.

О бесцензурном Православии.

О не-святости Ивана Грозного.

О не-святости Григория Распутина.

Как раскалывают Русскую Церковь.

Спецпроект по имени «Старец Антоний»

Акафист Пресвятой Богородице пред иконой «Нечаянная Радость»


Нечаянная Радость

Кондак 1


Избра́нней от всех родо́в Божией Матери и Цари́це, яви́вшейся иногда́ к челове́ку беззако́нну, во е́же отврати́ти его́ от пути́ нече́стия, благода́рственное пе́ние прино́сим Ти, Богороди́тельнице; Ты же, я́ко иму́щая милосе́рдие неизрече́нное, от вся́ких нас бед и грехо́в свободи́, да зове́м Ти:

Ра́дуйся, неча́янную ра́дость ве́рным да́рующая.



Икос 1


А́нгели и пра́ведных ду́ши удиви́шася, егда́ предста́ла еси́ пред Сы́ном Твои́м и Бо́гом и мно́гим моле́нием хода́тайствовала еси́ о челове́це, при́сно во гресе́х пребыва́ющем; мы же, очи́ма ве́ры толи́кое Твое́ благоутро́бие зря́ще, со умиле́нием взыва́ем Ти си́це:

Ра́дуйся, моли́твы всех христиа́н прие́млющая; ра́дуйся, и са́мых отча́янных гре́шников моле́ния не отверга́ющая.

Ра́дуйся, к Сы́ну Твоему́ о них предста́тельствующая; ра́дуйся, неча́янную ра́дость спасе́ния им подаю́щая.

Ра́дуйся, предста́тельством Твои́м весь мир спаса́ющая; ра́дуйся, вся на́ша печа́ли утоля́ющая.

Ра́дуйся, Ма́ти всех Бо́га, озло́бленных ду́ши утеша́ющая; ра́дуйся, житие́ на́ше до́бре устроя́ющая.

Ра́дуйся, избавле́ние от грехо́в всем челове́ком прине́сшая; ра́дуйся, Ра́дость всему́ ми́ру роди́вшая.

Ра́дуйся, неча́янную ра́дость ве́рным да́рующая.

Может быть интересным

Преподобный Исаак Сирин


Слова подвижнические



Содержание:


Слово 1. Об отречении от мира и о житии монашеском

Слово 2. О благодарности Богу, с присовокуплением краткого изложения первоначальных учений

Слово 3. О том, что душа до познания Божией премудрости и Божиих тварей доходит без труда, если безмолвствует вдали от мира и житейских попечений; ибо тогда может познавать естество свое и те сокровища, какие имеет сокрытыми внутри себя

Слово 4. О душе, о страстях и о чистоте ума, в вопросах и ответах

Слово 5. О чувствах, а вместе и об искушениях

Слово 6. О милосердии Владыки, по которому с высоты величия Своего снизошел к немощи человеческой, и об искушениях

Слово 7. О грехах произвольных, непроизвольных и совершаемых по какому-нибудь случаю

Слово 8. О хранении и блюдении себя от людей расслабленных и нерадивых; о том, что от сближения с ними воцаряется в человеке нерадение и расслабление, и он исполняется всякой нечистой страсти; и о хранении себя от близости с юными, чтобы ум не осквернился непотребными помыслами

Слово 9. О чине и уставе новоначальных и о том, что прилично им

Слово 10. Сказание святых мужей, их преподобные изречения и чудное житие

Слово 11. О древнем старце

Слово 12. О другом старце

Слово 13. О вопросе одного брата

Слово 14. Об одном укоренном брате

Слово 15. О разных отличиях безмолвия, о власти ума и о том, сколько властен ум возбуждать собственные свои движения при разных видах молитвы, какой предел дан молитве самим естеством, до какого предела властен ты молиться молитвою, по преступлении какого предела молитва твоя уже не молитва, хотя совершаемое тобою и называется молитвою

Слово 16. О чистой молитве

Слово 17. О предположении души, ищущей глубокого созерцания, чтобы погрузиться в оном от плотских помыслов, возбуждаемых памятованием вещей

Слово 18. О видении естества бесплотных, в вопросах и ответах

Слово 19. Образец умозрения о дне воскресном и о субботе; приточное их значение

Слово 20. Ежедневное воспоминание о том, что всего нужнее и что весьма полезно пребывающему в келии своей и решившемуся быть внимательным к одному только себе

Слово 21. О разных предметах. В вопросах и ответах

Слово 22. О том, что тело, которое боится искушений, делается другом греха

Слово 23. Послание, писанное к одному брату, любителю безмолвия

Слово 24. Послание к некоему брату естественному и духовному, который, живя в мире и желая видеться с Исааком, убеждал и умолял в письмах своих прийти к нему

Слово 25. О трех способах ведения, о разности их делания и понятий, о вере души, о таинственном богатстве, в ней сокровенном, и о том, сколько ведение мира сего разнствует в способах своих с простотою веры

Слово 26. О первой степени ведения

Слово 27. О второй степени ведения

Слово 28. О третьей степени ведения, которая есть степень совершенства

Слово 29. Об иных способах ведения и представлениях его различия

Слово 30. Об образе молитвы и о прочем, необходимо потребном для всегдашнего памятования и во многих отношениях полезном, если сохранит это читающий с рассуждением

Слово 31. Об отшельничестве и о том, что должно нам не в боязнь приходить и устрашаться, но подкреплять сердце упованием на Бога и благодушествовать с несомненною верою, потому что стражем и хранителем имеем Бога

Слово 32. О том, чем сохраняется тайное внутреннее в душе трезвение и откуда приходят сонливость и холодность в ум, угашают в душе святую горячность и умерщвляют стремление к Богу, лишив душу горячности к духовному и небесному

Слово 33. О многих изменениях, последующих в уме и искушаемых молитвою

Слово 34. О тех, которые живут в приближении к Богу и проводят дни свои в жизни ведения

Слово 35. О приверженности к миру

Слово 36. О том, что не должно желать или домогаться без нужды иметь у себя в руках какие-либо явные знамения

Слово 37. О том, по какой причине Бог попускает искушения на любящих Его

Слово 38. О том, как по возбуждающимся в человеке помыслам узнавать, на какой степени стоит он

Слово 39. О том, почему люди душевные прозирают ведением в иное духовное, соразмерно с телесною дебелостию, как ум может возноситься над оною, какая причина тому, что не освобождается от нее, когда и в какой мере можно уму пребывать без мечтания в час моления

Слово 40. О поклонах и о прочем

Слово 41. О молчании

Слово 42. Послание к одному из возлюбленных Исааком, в котором предлагает он: а) учение о тайнах безмолвия и о том, что многие, по незнанию сих таин, нерадят о сем чудном делании, большая же часть держится пребывания в келиях по преданию, ходящему у иноков, и б) краткое собрание относящегося к сказанию о безмолвии

Слово 43. О разных предположениях и о том, какая нужда в каждом из них

Слово 44. О том, как рассудительному должно пребывать на безмолвии

Слово 45. О степени тонкой рассудительности

Слово 46. Об истинном ведении, об искушениях и о необходимости точно знать, что не только люди невысокие, немощные и необучившиеся, но и сподобившиеся на время бесстрастия, достигшие совершенства в образе мыслей, приблизившиеся отчасти к чистоте, сопряженной с омертвением, [ставшие выше страстей, пока они в мире сем, по Божию попущению от сопряжения жизни их со страстною плотию, пребывают в борении и по причине плоти терпят беспокойство от страстей, потому что] по милости попускается на них сие за падение их в гордыню

Слово 47. О самом значении этой главы и о молитве

Слово 48. О различии добродетелей и о совершенстве всего поприща

Слово 49. О вере и о смиренномудрии

Слово 50. О пользе бегства от мира

Слово 51. О том, посредством чего можно человеку с изменением внешнего образа жизни приобрести изменение в сокровенных мыслях

Слово 52. О ночном бдении и о различных способах его делания

Слово 53. О том, какую честь приобретает смиренномудрие и как высока степень его

Слово 54. О разных предметах, в вопросах и ответах

Слово 55. Послание к преподобному отцу Симеону чудотворцу

Слово 56. О любви к Богу, об отречении от мира и об упокоении в Боге

Слово 57. Об удалении от мира и от всего смущающего ум

Слово 58. О том, что Бог на пользу душе попустил, чтобы она была доступна страстям, и о подвижнических деланиях

Слово 59. О чине монашеского жития, о сокращении и различии оного и о том, почему и каким образом добродетели рождаются одна от другой

Слово 60. О различных способах брани, какую диавол ведет с шествующими путем тесным, превысшим мира

Слово 61. О том, что полезно человеку в приближении его сердцем своим к Богу, какая истинная причина сокровенно приближает к нему помощь и какая опять причина приводит человека в смирение

Слово 62. О словесах Божественного Писания, поощряющих к покаянию, и о том, что изречены оные по немощи человеческой, чтобы люди не погибли, отпав от Бога Живого, и что не должно обращать оных в повод к тому, чтобы грешить

Слово 63. О том, чем охраняется доброта иноческого жития, и о чине славословия Божия

Слово 64. О перемене и превратности, какая бывает в шествующих установленным от Бога путем безмолвия

Слово 65. О безмолвствующих: когда начинают они понимать, до чего простерлись делами своими в беспредельном море, то есть в безмолвном житии, и когда могут несколько надеяться, что труды их стали приносить плоды

Слово 66. О том, что рабу Божию, обнищавшему в мирском и исшедшему взыскать Бога, из страха, что не достиг уразумения истины, не должно прекращать искания и охладевать в горячности, порождаемой любовию к Божественному и к исследованию таин Божиих; и о том, как ум возмущается страстными припоминаниями

Слово 67. О видах надежды на Бога, о том, кому должно надеяться на Бога и кто надеется безрассудно и неразумно

Слово 68. О том, что безмолвникам полезно не иметь забот, а вредны входы и выходы

Слово 69. О путях, приближающих к Богу и делающихся явными человеку по приятности дел ночного бдения, и о том, что делатели оного все дни жизни своей питаются медом

Слово 70. О силе и действенности греховных повреждений, чем они производятся и чем прекращаются

Слово 71. О хранении сердца и о тонком созерцании

Слово 72. О признаках и действиях любви к Богу

Слово 73. О видах добродетелей

Слово 74. О непрестанном посте, о том, чтобы пребывать собранным в себе на одном месте, о последствиях сего и о том, что при ведении различать обучился он правильному употреблению всего подобного сказанному

Слово 75. О молчании и безмолвии

Слово 76. О телесном движении

Слово 77. О видах разных искушений и о том, сколько сладости имеют искушения, бывающие и претерпеваемые за истину, и по каким степеням восходит человек благоразумный

Слово 78. О гордости. Искушения врагов Божиих, то есть гордых

Слово 79. Об изъяснении видов добродетели и о том, какое значение и какое преимущество каждого из них

Слово 80. Об очищении тела, души и ума

Слово 81. Содержащее в себе предметы полезные, исполненные духовной мудрости

Слово 82. О покаянии

Слово 83. О том, как велика бывает мера ведения и мера веры

Слово 84. Содержащее в себе исполненные пользы советы, какие с любовию изглаголал во смирении слушающим его

Слово 85. Об ангельском движении, возбуждаемом в нас по Божию Промыслу для преуспеяния души в духовном

Слово 86. О втором делании в человеке

Слово 87. Об изменении света и тьмы, какое бывает в душе во всякое время, и об уклонении ее к десным или шуим

Слово 88. О вреде неразумной ревности, прикрывающейся личиною ревности Божественной, и о помощи, какая бывает от кротости и других нравственных качеств

Слово 89. О невольных лукавых помыслах, происходящих от нерадивого наблюдения за предшествовавшими им помыслами

Слово 90. О терпении из любви к Богу и о том, как терпением приобретается помощь

управление размером текста

Α + Увеличить | α - Уменьшить

разделы сайта

обратите внимание

Ищем соавторов для ведения сайта

опрос

Обращаете ли Вы внимание, к какому патриархату относится храм?



Другие опросы

Реклама